Добровольный помощник

Ваш вопрос юристу

Ваш вопрос специалисту по жилью

Интернет-приёмная главы города Хоронова

 Поэтическая хроника Ленска

На протяжении всей истории Ленска ему признавались в любви люди, которые здесь родились, выросли или продолжительное время жили. Об этом как нельзя лучше свидетельствует количество поэтических посвящений нашему городу. Недаром в последние годы Ленск называют городом поэтов. Перед вами – своеобразная поэтическая хроника Ленска – с 60-х годов до наших дней.


Уважаемые земляки! Если Вы хотите поделиться собственными стихотворениями о родном крае, присылайте их на электронный адрес: mogorodlensk@gmail.com!

   

ДОРОГИ АЛМАЗНОГО КРАЯ  

Шаги торопливых прохожих,
Автобусов сдержанный гул.
Луна в этот вечер погожий
Обычный несёт караул.
На окнах морозную плесень
Неряшливый ветер развёл.
За окнами музыка песен
Срывается с радиол.
Гружёные доверху «МАЗы»
Гудят на развилках дорог,
Бульдозеры, «газики», «ЯЗы»,
На север идут, на восток.
Чуть-чуть заслоняясь от ветра,
Куда-то спешит пешеход.
На каждом почти километре
Воюет с тайгою народ.
Стучат каблучками девчата,
Гремит репродуктор вдали,
И жжёные перья заката
Летят над огнями земли.
Хотя и погода такая –
Дублёная, только держись!
Но в дебрях алмазного края
Кипит обновлённая жизнь…
 
Владимир СЕРКИН,
1960.

ЫСЫАХ

Здравствуй, праздник Ысыах!
Ты пришел к нам весь в цветах.
А вокруг тайга, тайга,
Лены нашей берега...
Всюду зелень, всюду цветь –
успевай плясать да петь!
Ветерок спустился с гор –
гостем нашим будь, дагор!
Здесь встречают нас с тобою
солнце, небо голубое,
песни, шутки, звонкий смех,
доброта в глазах у всех.
Парни, девушки нарядны –
всем на них глядеть отрадно.

Гости сели чинно в ряд,
         угощают всех подряд.
Вот кумыса всем налито –
замечательный напиток!
Лучше водки и вина -
на здоровье, пей до дна!
Поднесли и мне чорон,
весь резьбой украшен он.
В нем кумыс какой - смотри!
- Ис, - сказал якут-старик.
Все глядят на старика:
поклонился он слегка
и, свершив обряд свой, ыс,
он плеснул в костер кумыс.
Пили все. «Еще налей!»
И хвалили: "учугей!"

Слышу голос: «Что ж сидеть?
Не пора ль плясать да петь?»
Поднялись и стали в круг –
все задвигалось вокруг.
Затянул куплеты Прохор –
допоздна плясали ёхор.
А поодаль, за тропинкой,
разгорелись поединки.
Там борьба была в разгаре:
своего дружка Захара
Иннокентий - парень хваткий –
"припечатал" на лопатки.
Двое пронеслись в куобах,
финишировали оба.
В кыылы мастак Терентий
первым прибегает к ленте.
Метит в цель Иван. А ну-ка,
покажи, как бьют из лука!
И умелая рука
шлет стрелу наверняка.
Афанасий и Прокопий
знают толк в метанье копий:
их рекорд недостижим.
"Учугей!" - несется им.

А Терешкина Людмила
в олонхо подруг затмила...
Песней встретил я зарю –
Ысыах благодарю!
Виктор НЕСТЕРОВ,
1964.

ЛЁД ИДЁТ!  

Был апрель, когда расстались
Мы на берегу.
Лёд на Лене блеском стали
Предвещал пургу.
И бежали тучи низко
Над хребтами гор.
Но весна-авантюристка
Всем наперекор
Расплескала по пригоркам
Майские лучи.
Под сугробы роют норки
Горные ключи.
И спешат к могучей Лене,
К голубому льду
С буйной песней, в белой пене,
Вьюгам на беду.
Ах, весна! Улыбкой милой
Ты растопишь лёд.
Никакой не сдержишь силой
Твой, весна, приход.
Будто залпом, тебя встретил
Край мой на заре:
Лёд пошёл! И нет на свете
Полноводней рек!
И уже готовят к бою
Речники свой флот.
А дорогой голубою
Лёд идёт, идёт!
 
Игорь УРМАНОВ,
1965.

СРЕДИ ГОР И ЛЕСОВ...  

В этот радостный день новосёлы
Шлют строителям Ленска привет.
Пусть в домах наших ярким, весёлым
Будет свет. И сиять - много лет.
Нет почётней профессии в мире -
Возводить, не жалея труда,
На бескрайних просторах Сибири,
Среди гор и лесов города.
Потому вот строители к Лене
За геологом следом пришли.
В летний зной и в мороз наступленье
На таёжную глушь повели.
Что таить, было трудностей много.
Но тайга устоять не смогла.
И от Ленска на Мирный дорога
По болотам в глуши пролегла.
Ветер дует с низовий сурово,
В берег бьёт за волною волна.
Но причальная стенка готова -
Хороша, и досрочно сдана!
Мы, строители, будем трудиться
В зное лета и в стужу зимы,
Чтобы всем вам, друзья, поселиться
В тех домах, что построили мы.
 
Анатолий КУВАЛДИН,
плотник СМУ-1 "Вилюйгэсстроя",
1965.

РОДИНА  

Пахнет спелой смородиной,
Путь уже не далёк.
Здравствуй, милая родина,
Дорогой уголок!
Сколько мною исхожено
Ленских сёл, деревень;
Сколько тропок проложено
По душистой траве!
Вот черёмуха клонится
Над скамьёй у ручья.
Здесь впервые в бессонницу
Позвала Мухтуя.
Я глазами хозяина
Всё родное приму.
И как будто нечаянно
Улыбаюсь всему.
Сколько б ни было пройдено
Мною дальних дорог,
Я вернусь к тебе, родина,
Ленск, родной уголок!
 
Римма КУЗЯКИНА,
1966.

ЛЕНЕ  

Я не видел тебя такою:
И жесток, и коварен твой путь.
Третий день не даёшь покоя,
Третью ночь не даёшь уснуть.
Я смотрю на твои порывы -
И стремительны, и дерзки,
Откровенны, интимно игривы
И надеждой большой близки.
Что ж, тебя, дорогая, за это
Упрекнуть я не вправе, но ты
Третьи сутки в преддверии лета
Держишь сердце в плену красоты.
Я желал тебя видеть такою,
Чтоб в сиянии летнего дня
Стала ты путеводной звездою
Здесь, на Севере, для меня.
Я любил тебя страстно, нежно,
Чувств своих не хранил, не берёг,
Но в разливе твоём безбрежном
Разобраться не смел, не смог.
Ну, а ты расплескалась страстью,
Сил своих больших не храня.
Я с восторгом и опаской
Наблюдал: не жалеешь меня!
Ничего, дорогая, смиримся,
Ты дорогой пройдёшь своей,
Той, где берег таёжный мылся
В половодье весенних дней...
 
Игорь УРМАНОВ,
май 1966.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Сельцо, глухая деревенька -
Тебя я помню лишь такой.
Дощатый тротуарчик звенькал
Под неокрепнувшей ногой.
Собаки взапуски носились.
Бойцовски рдея, петухи
Среди дороги хищно бились,
А ветер запах нёс - ухи.
...Прошли года, года разлуки,
И вот я вместо Мухтуи,
Увидев город на излуке,
Невольно вымолвил: ух, ты!
Вспороли небо кранов стрелы.
Асфальт на улице. Едва
В автобус новый с другом сели -
Я, право, растерял слова.
Кругом стоят многоэтажки,
Застроены ложки, овражки;
Дорога в Мирный пролегла.
Была ли здесь тайга? Была!
Шумели сосны вековые,
Кружились ветры верховые -
И вот он, город молодой!
К алмазам путь лежит прямой!
 
Виктор ТИМОШЕВСКИЙ,
1967.

 

ВЛАДИСЛАВУ РЫЖОВУ

Учитель дорогой,
Я был в оранжерее
И в том саду, что всем
Обязан только вам.
И пусть, как знамя, куст
Рябины гордо рдеет
На радость детям всем,
На радость вам и нам.
А школьники!
Не ваши ли питомцы?
Не ваши ль витязи?
Не ваша ли семья?
Пусть яблонь белый цвет
Увидят их потомки.
Упорством и трудом
Так восторгаюсь я!
Как всё же хорошо,
Что Осина вы опыт
В свой знаменитый сад
Сумели пронести.
Стремились к одному:
Во всём Приленье чтобы
Цвести садам весною,
Да, цвести!
И вот – цветут сады,
Цветут сады на Лене,
В краю, где вьюги злые
Метут зимою снег.
Где встал на рубеже
Эпох и поколений.
Учитель. Воспитатель. Человек.
 
Игорь УРМАНОВ,
1967.

 

ЛЕСНАЯ ПЕСНЯ  

Гудя моторами
Натужно,
Шли лесовозы на подъём,
Рукам водителей
Послушны,
Безветренным
Июльским днём.
А там, внизу,
На дне распадка,
Гуденье кранов,
Жар души,
Смолистых сосен
Запах сладкий
И шум зелёных их вершин.
Тех сосен,
Что и в Чернышевском,
И в Мирном,
И в Айхале ждут,
Тех, что, как дар
Тайги приленской,
На стройки Севера идут.
 
Игорь УРМАНОВ,
1968.

СЛОВО СТРОИТЕЛЯ  

Каждый город, большой или малый, -
Он на плечи строителя лёг.
Он возник высотой небывалой,
И своей красотой нас привлёк.
 
Мы - строители юного Ленска -
Строим город алмазных ворот.
Пусть стоит, - без дешёвого блеска, -
Путь укажет к алмазам - вперёд.
 
А к алмазам - в Айхал и в Удачный
Через сопки дорога легла.
И она не к счастливой удаче,
А к успехам Отчизны вела.
 
Был бы честным, горячим работник
На участке любом трудовом,
Будь кузнец он, маляр или плотник -
Строит город, а, значит, свой дом.
 
Анатолий КУВАЛДИН,
1969.

ЛЕНСКУ  

Забрось меня когда-нибудь судьбина
В Канаду или Польшу, например, -
Я б там себя считал России сыном
И родиной бы звал СССР.
 
В Крыму, в Москве - в минуты откровений -
И гордости, и грусти не тая,
Я говорю, что родился на Лене;
Там отчий кров, там родина моя.
 
В самой столице северного края,
Где я живу, тружусь, завёл семью, -
Я родиной своею Ленск считаю,
Верней - не Ленск, а просто Мухтую.
 
Летят года, грохочут гулко даты,
Светлеет шевелюра от седин...
Мой милый Ленск! Опять к твоим пенатам
Я возвращаюсь, словно блудный сын.
 
Гляди! - а ты совсем неузнаваем -
Громады белокаменных домов...
Отелями, музеями, трамваем
Уж ты никак обзавестись готов?
 
Да, ты сейчас по сердцу очень многим.
Давай когда-нибудь расскажем им,
Как бегал я мальчишкой босоногим
По пыльным улочкам твоим.
 
Рудольф СОИН,
1970.

ЛЕНСК ШАГАЕТ ТРУДОВОЙ  

Ручейками стекаясь на Ленина площадь,
Дружно вышли колонны. И ветра порыв
Над колоннами резво знамёна полощет
И качает цветы, и вздымает шары.
 
Снежных трасс здесь герои, подвластен им зимник,
Что ведёт через мари и топи болот.
Проливались над ними июньские ливни,
И на реках трещал под машинами лёд.
 
И метель-свистопляска пути заметала,
Стыли руки и ноги в морозные дни.
Но упорно машины их шли до Айхала,
До Удачного путь пробивали они…
 
Вот – колонна строителей, тех, что возводят
Корпуса предприятий, жилые дома.
Сколько песен о зодчих слагают в народе!
И нередко в труде их – эпоха сама.
 
Посмотрите на школы, громады ЛеАРЗа,
На утёсы причалов над Леной-рекой;
Это в городе нашем возникло не сразу,
И до точки последней ещё далеко.
 
Город строится, будет теплей и просторней
Здесь, в «Воротах алмазных», работать и жить.
А пока труд строителей нужен упорный,
Чтобы город расширить, поднять этажи.
 
Пусть не стынет раствор на морозе суровом,
Пусть улыбками светятся лица людей.
Мы желаем строителям счастья большого
И успехов в нелёгком, но славном труде.
 
Транспарантов кумач, и знамёна, знамёна!
Люди славят Октябрь и Отчизну свою.
И проходят по площади чётко колонны
В нерушимом, едином, победном строю.
 
Пятилетки задания выполнив с честью,
Посвящая партийному съезду свой труд,
Люди песни слагают, и лучшие песни
О любви и о Родине громко поют.
 
Вот хозяева ленских, притихших причалов
До весны половодья, до грохота льда.
В навигацию сделано ими немало.
Труд их – песня. А песня, как рапорт труда.
 
Сколько грузов, алмазникам Севера нужных,
Снято ими с флотилий, и барж, и судов!
Напряжённой была навигация, дружной,
Той, что в мае приходит с большою водой.
 
Будет снова весна. Будет бойкою снова
Голубая дорога в Приленском краю.
Будут люди и краны к приёму готовы
Грузов новых, что в адрес алмазников шлют.
 
А колонны идут. И над ними алеют
И знамёна, и цифры побед трудовых.
И на сердце теплей, и улыбки светлеют.
Слава людям труда! Слава подвигам их!
 
Игорь УРМАНОВ,
1970.

ЛЕНСКУ

За что - не знаю - всей душою
Люблю тебя, наш город Ленск!
За синь ли эту над тайгою
Или реки стекольный блеск?
За тишь соседних ли селений,
Иль гордый вид высоких скал,
Или за то, что здесь, на Лене,
Нашел я то, что так искал?..
А может, вон за те березки,
Что обнялись, как три сестры?
А может быть, за холод жесткий,
Что дует на рябин костры?
За то ль, что мы в сухом зимовье
С Рыжовым спали у печи,
И месяц-ткач у изголовья
Все ткал и ткал свои лучи?
Или за пляж, какого в Сочи
Вам не найти, держу пари!
А может быть, за то, что очень
Поют маняще глухари?
За то ль, что здесь нашел немало
Непривередливых друзей?
А может быть, за то, что стала,
Как говорят, зима теплей?...
Есть на земле Париж и Лондон,
У нас - Москва и Ленинград...
Но в Ленске, пусть наш край холодный,
Прожить свой век я буду рад.
 
Виктор НЕСТЕРОВ,
1970.

ЛЕНСКИЕ ПРОСТОРЫ  

Хороши нашей Лены просторы!
Всей душой привязался я к ним.
Полюбил берега, косогоры,
Что слились с небосклоном родным;
 
Заводь, выгнутую полукругом,
Где притихла ладья с рыбаком;
Запах снега на пойменном луге,
Окаймленном густым ивняком;
 
Эти скалы, что ветрам упругим
Подставляют открытую грудь;
Эту чащу, в которой мы с другом
Проложили охотничий путь;
 
Эти яркие зорьки над сопкой,
Что, как клумбы цветов, расцвели,
Эти тихие, милые тропки,
Что в бескрайней тайге пролегли.
 
И куда б ни поехал я, скоро
О местах я тоскую родных.
Хороши нашей Лены просторы -
Не могу наглядеться на них!
 
Виктор НЕСТЕРОВ,
1971.

ДОБРЫЙ МОЙ ГОРОД  

Над рекою клубятся туманы,
В легкой дымке белесой леса.
Вольно воды несет к океану
Величавая Лена-краса.
 
Где излучины солнечный берег
Омывается пенной волной,
Открывает широкие двери
Город-порт над сибирской рекой.
 
Полыхают в полнеба закаты,
Тихо зори утрами встают,
Умываясь волной перекатной.
А какие здесь люди живут!
 
Их любовью, заботой согретый
Средь тайги, комариных болот,
Не прославлен пока, не воспетый
Но на карте России живет.
 
Город наш не украшен садами,
Но встречает весенний рассвет
Цвет акции - желтое пламя,
Белоснежной черемухи цвет.
 
Что сказать о тебе, добрый город?
День за днем хорошей и расти,
На широких приленских просторах
Белым снегом черемух цвети!
Валентина НОСЕНКО,
1970.

 

У ПОСЁЛКА СТАРИННОГО

У посёлка старинного,
Над широкой рекой,
Где тайга комариная,
Город встал молодой.
Дорог мне этот город
И волны тихий всплеск...
Позабудешь не скоро
Эту Лену и Ленск.
 
А, быть может, случится -
Будешь в дальних краях,
Вдруг к тебе постучится
Эта песня моя.
Позовут синь речная,
Волн задумчивых плеск,
Даль таежного края,
Эта Лена и Ленск...
 
Пусть он снегом овеянный,
Пусть в нем вьюги метут,
Но тебя в город северный
Все пути приведут.
И услышишь сквозь вьюгу
Ты волны тихий всплеск...
Вновь с тобой вместе будут
Эта Лена и Ленск.
 
Валентина НОСЕНКО,
1971.

 

ЛЕНСК  

Мы изменили в родном краю
Названия многих мест
И старую добрую Мухтую
Теперь именуем – Ленск.
 
Признаться, с охотой сказал бы я,
Присев от ходьбы остыть:
«Мне по душе, село Мухтуя,
Твоя городская прыть».
 
Но коль уж на прежнем поставлен крест,
Стучу каблуком в асфальт:
«Былой твоей сельскости, город Ленск,
Мне всё же немного жаль…»
 
С утренних гулов, часов с восьми
Темп марафонский взят.
Как быстро черты свои, черт возьми,
Меняет сей юный град!
 
Давнишнего друга сосновый кров
Ищу уже три часа…
Меняются абрисы городов,
Меняются адреса.
 
Множь свои улицы, расцветай,
Родством своим с Леной горд,
Город – дорога в алмазный край,
Город – бессонный порт!
 

Сергей ШЕВКОВ.

* * *

Двадцать лет прошло - не двадцать дней.
Не исчезнут, не сотрутся в памяти
Зимних лет жестокий снеговей,
Мутные огни в морозной замяти.
 
Первых лет семейный неуют,
Теснота вагонная. И все же
Люди  с разных мест сдружились тут,
Друг на друга вовсе непохожие.
 
В летний зной и злые холода
Ветром и морозом опаленные,
Первые энергопоезда
Ставили на берегу зеленом.
 
Первый электричества исток...
Трудно. Очень трудно и не сразу
От далеких ленских берегов
Начинался путь алмазной трассы.
 
Не пугаясь жизненных невзгод,
Жили, как могли. Детей растили.
Не на месяц, два и не на год
Этот край всем сердцем полюбили.
 
Годы быстротечные идут.
И наверно, поздно или рано
Будет день, когда за долгий труд
Назовут нас словом "ветераны".
 
Валентина НОСЕНКО,
1976.

ЛЕНСКИЙ ПОРТ

Зябко сутулятся краны,
Им грустно и неуютно.
В морозной белёсой рани
Им плечи румянит утро.
 
Глядят великаны на Лену,
Которой уже не спится.
Ей надо освободиться
От ледяного плена.
 
У кранов свои заботы.
Весна разбудила им души.
Скоро не будет стужи!
Скоро их ждёт работа!
 
Настанет нелёгкое лето.
И снова среди туманов
Будут будить рассветы
Речных судов караваны.
 
Не спится сегодня кранам,
Не спится по-человечьи.
Как хочется великанам
Расправить могучие плечи!
 
Владимир ЧЕРНОВ,
1978.

 

ЛЮБИМОЙ РЕКЕ

Тихо плещет под ноги
Ночная волна,
На прибрежный песок набегает.
Огоньки теплоходов идущих она
И лампаду луны отражает.
 
Беспокойный огонь
От костра рыбака
На другом берегу разгорелся.
Луч прожектора тянется,
Словно рука,
Гладит мокрый песок, кромку леса.
 
Как тепла эта ночь,
Как тиха и тепла,
По-осеннему темная-темная.
И огни, и причал,
И твои зеркала
Навсегда, на всю жизнь я запомнила.
 
Сколько прожито лет
На твоем берегу!
Дорога ты мне каждой песчинкою.
Память прожитых лет
Навсегда сберегу,
Сохраню в себе светлой тропинкою.
 
Валентина НОСЕНКО,
1980.

НА ЛЕНСКИХ ПРИЧАЛАХ

Опять морозы надвигаются.
Уже последние суда,
Конец предвидя навигации,
Летят ракетами сюда.
 
А тут, над  ленскими причалами,
Клубится стоголосый гул,
В нём наши радости с печалями
Сошлись в последний свой загул.
 
Уже трещат склады транзитные,
Но караваны тучных барж
Своими новыми визитами
Нам крикнуть не дают: "Шабаш!"
 
И мы с разбухших телогреек,
Срывая пуговиц ряды,
Всё забываем про копейки
И грудью отбиваем льды.
 
Мы продлеваем навигацию,
Мы сокращаем зимний сон -
Не за рубли, не за овации -
Всего лишь за простой поклон.
 
Александр ПОЛАНУЕР,
1982.

 

ЛЕНСКИМ КОМСОМОЛЬЦАМ

В мороз и в дождь, на дальних буровых,
Где слабаку не выстоять и часа,
Штурмуя время, лучшие из них
Буры вонзают в мерзлоту аласа.
И пусть дорога эта нелегка,
И пусть барьеры на пути нередки,
Но вновь вперёд уходят КМК
К заветной нефтегазовой отметке.
Равнение на лидеров держа,
По молоку, по мясу, по привесам,
Опять уходят к новым рубежам
И комсомольцы ферм совхоза "Ленский".
Вплетая ветвь свою в венец труда,
Домами прорастая среди леса,
И база индустрии "ВГСа"
Своими комсомольцами горда.
А МЖК?
Но всех не перечтёшь.
Одно скажу, без пафоса, но гордо,
Что снова слово жаркое "Даёшь!"
Бросает комсомольцев на рекорды.
И мы горды, что в массе тех побед,
Которыми вся Родина гордится,
Есть комсомола ленского частица,
Его весомый и надёжный след!
 
Николай СОИН,
1986.

 

ВОЗВРАТИТЬСЯ МЕЧТАЮ  

В Ленск приехав случайно,
Поняла я всерьёз -
Есть какая-то тайна
Здесь, у ленских берёз.
У реки величавой
В тихом плеске волны
Ни напыщенной славы,
Ни сокрытой вины.
Есть какая-то сила
У неспешности той,
Что меня покорила...
А над Леной-рекой
Лучезарные ночи -
Где рассвет, где закат?
Путь отныне короче
В Ленск с Байкала стократ.
Возвратиться мечтаю
Через год, через два.
В тихом ветре растают
Обещанья слова:
- Мы увидимся скоро,
Лена, сопки и лес!
До свидания, город,
С днём рождения, Ленск!
 
Елена ТИХОМИРОВА,
Ангарск,
июль 1988.

ЛЕНСК

Здесь зимой ветер жгучий и резкий
И такой неприветливый холод.
Но живу с малолетства я в Ленске
И в другой не поеду я город.
 
Здесь съедает пожар перелески,
А в лесу поселяется голод.
Все равно: буду жить только в Ленске
И в другой не поеду я город.
 
Я стихи сочиняла о жизни,
В мир просторный глядя вдохновенно,
А дарили мне светлые мысли
Город мой и красавица Лена.
 
Здесь живу я как все, но постой-ка,
Что останется после ухода?
Неприглядный скелет перестройки
Или взлет трудового народа?
 
Город мой - это люди. Ленчане.
А без них он бы были не нужен.
Смотрят окна в глаза мне ночами
И тогда, когда свет в них потушен.
 
Здесь останусь, хоть будут поездки,
И от ветра поднимется ворот.
Только край этот северный ленский
Никакой не заменит мне город.
 
Татьяна ПЕРМЯКОВА,
1988.

БУДЕТ ХРАМ В ЛЕНСКЕ

Обретенной тайне поклонюсь.
Солнце поднимается с Востока.
Будем храм - и я в нем помолюсь,
Будет храм - то изволенье Бога.
 
Город мой, мой рукотворный Ленск,
Возликуй на освященном месте!
Нужно знать всем деревням окрест
О такой высокородной чести.
 
Город мой, не одобряешь сам
Мотыльков, скучающих под солнцем,
Пусть они потом слетятся в храм
И продолжат дело миротворцев.
 
Будем храм - вместилище души -
Одинаков к непохожим судьбам.
Будет храм - высок и нерушим -
Издалека виден слабым людям.
 
В нем они спасение найдут,
Грудь наполнят благодатной силой,
И потом уже не предадут,
Будут с Богом, что бы ни случилось.
 
Татьяна ПЕРМЯКОВА.
1997

ЛЕНСКУ

Нет в тебе никаких колоннад и дворцов,
Не одет ты в гранит и ажурные стены,
Ты другим меня взял: голосами птенцов,
Красотою тайги и величием Лены.
 
Пусть сурова твоя затяжная зима,
Пусть мороз и ветра гнут у ёлок верхушки;
На кедрушке - наряд, снеговая чалма,
А сосёнки в лесу - все в снегу по макушки.
 
Никогда не забыть мне в весенний восход
На Шамане-горе синь подснежников нежных
И на Лене-реке штурмовой ледоход,
Ледяной колоброд из плотов белоснежных.
 
Не забыть ни за что хвойнолапых лесов,
Где легко и свежо, ароматно и бодро,
Где с тяжёлых от ягодных гроздьев кустов
Я надаивал доверху полные ведра.
 
Среди мхов и болот, бурелома и пней,
По тропинкам лесным в белых пятнах белянок
Я мальчишкой бродил, для девчонки своей
Собирая букет ярко-рыжих саранок.
 
Не забыть красоты твоих белых ночей,
Словно сумрачных дней - солнце только за тучей,
Когда ночь напролёт сотни птиц-скрипачей
Преподносят концерт сладкозвучно-певучий,
 
И пленительный пляж, где янтарный песок
От кусочков слюды весь в восторженном блеске…
Ты навеки со мной, мой родной уголок,
Где речная волна напевает о Ленске...
 
Сергей МОСКВИТИН,
2 мая 1997

 

ОТ МУХТУИ  К ЛЕНСКУ  

Жила здесь раньше тишина
и небо синевой блестело.
Вода в реке - видать до дна,
и рыбы в ней кишмя кишело.
Поля шумели за селом,
и пахло мятой и укропом,
парным душистым молоком
и пряным сеном в шлемах-копнах...
Вот там, где ныне спортдворец,
стояла древняя церквушка,
и колокольня, как чепец,
на ней - ну точная старушка!
Ее и кладбище снесли
по указанию Советов,
гробы изъяли из земли
и кости выбросили где-то...
А где с селом смыкался лес,
там кузница весь день звенела:
хромой кузнец в ней, как Гефест,
крестьянам тяпки, вилы делал.
От милой старой Мухтуи
лишь уголок глухой остался.
В нем жили все друзья мои.
Жаль, с ними я навек расстался...
Здесь чаще, чем в других местах,
крик петушиный можно слышать,
и дым увидеть в завитках
над почерневшей ветхой крышей.
 
Прощай, родная Мухтуя!
Ты умерла, как мать седая...
Тебя, в душе моей храня,
не позабуду никогда я.
Ну что ж, века идут вперед,
никто им "стоп"иль "стой" не скажет.
Все в мире знает свой черед -
река меняет русло даже...
Где ранней розовой весной
ток глухариный открывался,
где мишка хаживал порой,
в селе нежданно объявлялся, -
вот здесь, в жару, в мороз, в пургу
и начали - на север строго -
чрез горы, топи - всю тайгу
вести в алмазный край дорогу.
И начал быстро Ленск расти:
шли грузы день и ночь к причалам,
и в небе множились пути,
и закипала жизнь в спортзалах...
Огнями  город засверкал,
тайгой и Леною обласкан,
среди болот, снегов и скал
родился, словно витязь в сказке...
И вот ему уж тридцать пять!
Мы поздравляем юбиляра!
Хотим от сердца пожелать,
чтоб сотни лет еще стоять
без наводнений, бурь, пожаров!
 
Виктор НЕСТЕРОВ,
1998.

*  *  *

Родные места сердцу дороги с детства,
Их свет и взволнованный блеск.
Из странствий далёких спешу отогреться,
К тебе, мой приветливый Ленск.
 
Когда ты, как свечи, огни зажигаешь,
Молюсь над бегущей рекой,
Чтоб не было больше потопа, пожарищ
И не было боли людской.
 
Татьяна ПЕРМЯКОВА,
1998.

ЛЕНСКУ  

Чем же ты нас всех пленил?
Невысокий, невеликий.
Может, ты рекою мил
Или гроздьями брусники?
 
Да, ты этим и богат -
Красотой тайги и Лены.
Мне нигде такой закат
Не встречался несравненный.
 
Ты пронзительно хорош,
Как весенний одуванчик.
Разодеты в зелень сплошь
Острова, Мухтуйка, Чанчик.
 
Тальниковые стога
В дымке утренних туманов,
Хвойнолапая тайга
Из столетних великанов...
 
По-особому ты мил.
Так всегда, наверно, будет.
Кто тебя не полюбил -
Обязательно полюбит.
 
Сергей МОСКВИТИН,
1998.

 

ПОСЛЕ ЛЕДОХОДА  

Очистилась Лена-река,
Умчав в океан свои льдины.
И приняли лед берега
На узкие хрусткие спины.

Блестит серебристая рябь,
Взволнованно дышит прохлада.
Красавица Лена опять
Готова притягивать взгляды.

Но долго ещё пролежат
Холодные рыхлые груды -
Расколотый лёд-рафинад
И глыб ледяные причуды.

Со временем солнце прожжёт
В них тысячи узких ноздринок,
И звонко рассыплется лед
На тысячи прутиков-льдинок...
Сергей МОСКВИТИН,
8 мая 1997

ЛЕНСКИЕ ТОПОЛЯ  

Мне город мой других милей,
И это не пустые речи.
Не  жду визита тополей -
Сама спешу я к ним на встречу.
 
К деревьям тем, что у реки,
Их мы когда-то посадили,
И наблюдали, как ростки
Они весною нам дарили.
 
Какой невидимый заряд
Тогда от них мы получали,
Когда, усевшись дружно в ряд,
В тени на лавочках мечтали!..
 
Деревья до сих пор стоят
В листве таинственно-печальной,
И не один секрет хранят,
И не одну ребячью тайну.
 
Тамара ЛОГАЧЁВА,
1998.

РЫБАЛКА  НА ЛЕНЕ  

Опять играет рыба на реке,
Красивым всплеском из воды взлетая.
Мормышка загрустила на крючке…
 
Неопытный рыбак еще не знает –
Пока рыбешка не уйдет на дно,
Клевать не будет рыба никакая.
 
Тут рыбаку отвлечься не грешно,
О том о сем  с друзьями посудачить -
Когда ещё так посидеть дано!
 
Полюбоваться, радости не пряча,
Туманной дымкой, утренней зарёй -
Надежда есть с рассветом на удачу.
 
Повспоминать о доме час другой,
О детстве беспокойном, босоногом,
О юности беспечной и шальной.
 
Забыть про все печали и тревоги.
А что нас ожидает впереди –
Об этом знают разве только боги…
 
Часок прошел, а ну-ка, поглядим!
Я, кажется, уже не вижу всплеска.
Что, наигралась рыбка? Погоди!
 
Звенит струной натянутая леска,
Спустился вертикально поплавок.
Ленок большой – спина с красивым блеском!
 
Солидную рыбёшку я подсек!
И ночь не зря потрачена, и вечер –
Потяжелел на два кило садок.
 
Раздался гром, подул холодный ветер,
Пора домой, какой теперь уж клёв!
Полился самый нудный дождь на свете!
 
Плохой с  меня сегодня рыболов!
Тамара ЛОГАЧЁВА,
1998.

 

ЛЕНСКУ

Поутихли тревоги, волненья,
Отошла, откатилась беда,
Но на памяти, как наважденье, -
Город топит большая вода.
 
Говорят, что река не забыла
Свой извечно проложенный путь.
Что на старое русло, как было,
Попыталась опять повернуть.
 
Попыталась. И вздыбилась льдами
Ледяная шальная вода,
По пути все сметая. С волнами
Покатилась людская беда.
 
И по сей день строений разбросы
Не скрывает зеленый наряд.
Берегов поразмыты откосы,
Незажившие раны болят.
 
Но уж лица светлеют, как прежде.
Вот такой он, упорный народ.
Ни на миг не теряя надежды,
Город строится. Город живет.
 
А река серебрится на плесе,
И щебечут в листве воробьи.
Счастья вам и безоблачных весен,
Дорогие ленчане мои!
 
Валентина НОСЕНКО,
1998.

 

ЧЕРНАЯ НЕДЕЛЯ  

Не браните Лену, не кляните,
что она, открыв свой прежний нрав,
разгулялась, как при неолите,
все порядки, правила поправ.
Затопила город и деревни,
унесла жилища, корм и скот.
Кажется, сам дух народа древний
мутный затянул водоворот...
Где светилось счастье и улыбки,
где семейный правил всем уют,
грязью все теперь покрылось липкой,
льдины взгромоздились там и тут.
Ночью вой и лай собачий слышен,
где-то крики, где-то детский плач,
в страхе кто-то скорчился на крыше,
лошадь пронеслась безумно вскачь...
Гул на улицах моторных лодок
возвещает о большой беде.
Слышен в небе вертолетов рокот:
подбирают тонущих людей.
Все плывет, ныряет и кружится -
от воды и льда спасенья нет!
Вон средь труб и льда всплыла теплица,
держит путь куда-то туалет...
Смех и горе! Только смех сквозь слезы.
У ленчан синюшный, жалкий вид:
говорят, семь градусов мороза!
А вода все выше, все крушит...
Светятся костры вдали, как свечи,
в жесткой, непроглядной кутерьме.
Люди, как грачи, поднявши плечи,
гомонят, толкутся в полутьме.
И слова в ночи летят, как камни:
так и так, мол, матушка-река
преспокойно шла, текла веками,
а сейчас  валяет дурака...
... Пили чай и кутались в одежду.
Ветром всех проняло до костей.
Люди жались, но сестру надежду
согревали все в груди своей.
"Черная неделя" на исходе.
Слава Богу, двинулась река!
Облегченья вздох прошел в народе,
как туман, рассеялась тоска...
Солнце выглянуло робко-зыбко
из-за тучи, как из-за угла.
И за много тяжких дней улыбка
у людей впервые расцвела...
 
Виктор НЕСТЕРОВ,
25-27 июня 1998

ШКОЛА НОМЕР ОДИН  

В далёком девятнадцатом столетии,
В далёкий шестьдесят девятый год
Ты в первый раз воспитанников встретила,
Свой первый ученический приход.
Уроки шли в избе почтовой станции.
Уроки шли – рассеивался мрак.
Об Африке, Италии и Франции
Рассказывал детишкам добрый дьяк.
 
Позднее ты окрепла и отстроилась
На Набережной в прежней Мухтуе.
Ватага прихожан твоих удвоилась
На новой ученической скамье…
Из года в год, от здания до здания
Росли ряды твоих учеников,
Которым подарили твои знания
Горшков, Меркулов, Сидоров, Рыжов…
 
Двадцатый век и все его события
Ты пронесла на собственных плечах.
В войне гражданской шла в кровопролитие,
В Отечественной – падала в боях.
Твоя душа сквозь беды неизбежные
Прошла, как сквозь лихую тьму годин.
Мухтуйской все зовут тебя по-прежнему,
Родная школа с номером один.
 
Сергей МОСКВИТИН,
январь 1999.

МУХТУЙСКАЯ ШКОЛА

Ты вначале была приходской,
Слово божье несла, как святыню,
А впоследствии стала мирской
И науками свята доныне.
 
Сквозь пожары и войны прошла.
При царях и Советах учила.
Как бы жизнь ни была тяжела,
Свои знания детям дарила.
 
Словно бабочки, на огонёк,
В сентябре будут дети слетаться,
Чтоб потом каждый день на урок
Бегать в школу ума набираться.
 
Ты их души наполнишь теплом
И любовь им подаришь в наследство…
Пусть всегда вспоминают добром
Школу нашего светлого детства.
 
Сергей МОСКВИТИН,
февраль  1999

ЕСТЬ ТАКОЕ МЕСТЕЧКО

Есть такое местечко,
Где песок золотой,
Где сливается речка
С нашей с Леной-рекой.

Эту речку пригожую
Все Мухтуйкой зовут.
Здесь пока не встревожен
Старых улиц уют.

Здесь просторные сини
Увлекают, маня.
Здесь живет и поныне,
Как жила, Мухтуя.

Ночи. Белые ночи.
Хвойный запах струит
Мой родной уголочек
Той, былой Мухтуи.

Если странствий дорога
Одолеет опять,
Словно мать у порога,
Будут помнить и ждать:

Эта тихая речка
И тропинки мои,
Дорогое местечко -
Уголок Мухтуи.
Валентина НОСЕНКО,
2000.

 

БОРИС ШТОКОЛОВ В ЛЕНСКЕ

Весну двухтысячного года
мы не забудем никогда!
Из Питера, героя-города,
к нам прикатил певец-звезда.
 
В морозный край, в "медвежий угол",
в наш милый ленский городок,
хоть, может, на концертах юга
он в это время петь бы мог.
Артист пожаловал к нам в гости
и показать искусства класс.
И вот его мы бурно просим,
чтоб нас вознес он на Парнас.
Бориса Штоколова любят!
Его грудной чудесный бас
какую душу не разбудит,
кого он не проймет из нас?!
Романсы, арии и вальсы
из сердца трепетно лились,
как будто птицы, в небо рвались
и наши души звали ввысь.
Он пел, объятый вдохновеньем,
и голосом своим играл.
И, поглощенный упоеньем,
затих и замер полный зал.
Певцу внимали все с восторгом,
и грусть, и радость затая,
и влажные глаза потрогать
платочком не стеснялся я.
Его ямщик несется в поле,
Искрятся снега облака...
И вот, забывшись поневоле,
"подпел" артисту я слегка:
"Ямщик, не гони лошадей:
мне некуда больше спешить,
мне некого больше любить,
ямщик, не гони лошадей!"
-      Ты что кричишь, как ненормальный? –
мне говорят, - и я смущен:
вокруг - не знаю - мир реальный
или какой-то чудный сон?
Программа кончилась, но Штоколов
поет на вызовы, на бис.
И слышу я вокруг да около:
- Вот это голос! Ах, Борис!
Какой талант, какой артист!
 
Виктор НЕСТЕРОВ,
15-20 октября 2000

ФОНАРИ ЛЕНСКОЙ НАБЕРЕЖНОЙ  

Денёк притих, прильнув к реке
Усталой головою солнца,
Не льется светом, не смеется,
А засыпает вдалеке.
 
Ждут не дождутся фонари,
Когда последний лучик сонный
Зажжет их пламенем лимонным
На ночь, до утренней зари.
 
Тогда они, сцепившись в ряд,
От Мухтуи и до речпорта,
Как свечи праздничного торта,
Заторжествуют, заблестят.
 
И вот польется, потечет
Их свет туманно-альбионный.
Он будет звать к себе влюбленных
И утомленных от забот...
 
Сергей МОСКВИТИН,
5 декабря 2000.

НОВЫЙ ХРАМ  

Новый храм появился на Лене!
Храм, которого ждали века.
Ждали многих людей поколения,
ждали сопки, тайга, облака.
 
С Божьей помощью храм этот вырос
на высоком речном берегу.
Мы за эту Господнюю милость
у Него в неоплатном долгу.
 
Есть от дьявола ныне защита,
от коварных проделок его:
прихожан раздается молитва,
в небе слышен его перезвон.
 
На душе как-то стало светлее:
храм молитвой прибавил нам сил.
Запах ладана, запах елея
веру в жизнь и надежду вселил.
 
Пусть стоит новый храм, не старея,
и летят вереницей века.
Пусть живет христианская вера
так же долго, как наша река!
 
Виктор НЕСТЕРОВ,
19-22 декабря 2001.

ОКСТИСЬ, РЕКА!  

Окстись, река, за что такие
Нас беды начали терзать?
За что безумная стихия
На нас обрушилась опять?
 
Льды надвигаются, скрежещут,
Ломая в крошево бетон,
И вот уж ледяные клещи
Сжимают нас со всех сторон.
 
Вода нахрапом рвется в город,
Штурмуя улочки, дворы.
Вот чей-то домик льдом распорот,
В грязь втоптаны его ковры...
 
Мы не успели оклематься
Еще от прошлых зверств твоих,
А ты по новой - изгаляться
И бить предательски под дых.
 
Разбиты новостройки, смяты
Атакой ледяных зверей.
От злобы глыбин бесноватых
Поникли стебли фонарей.
 
Отметки уровня - все выше -
Ползут упрямо к двадцати.
Вода заглатывает крыши
И ужас сеет на пути...
 
За что, скажи, рыдать и плакать
От горя детям, старикам?
За что сорвавшейся собакой
Ты вновь вцепилась в глотку нам?
 
Не может быть, чтоб эти трупы
Людей, животных и домов
И все, что ты успела схрупать, -
Во искупление грехов?!
 
Не может быть, чтоб эти слезы
И стоны гибнущих коров,
Визг, вой, психозы и неврозы -
Во искупление грехов?!
 
Не может быть, я не поверю,
Что мы наказаны тобой.
Тебе ль к лицу обличье зверя?
Тебе ль к лицу неравный бой?
 
Окстись, река, опомнись, Лена!
Давно раскрыт молитвослов:
Не надо водяного плена,
Не выходи из берегов!
 
Сергей МОСКВИТИН,
май 2001.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ЛЕНСКА  

Прошло,
           наконец-то,
                            шоковое оцепенение.
Месяц -
           коту под хвост.
Покажем,
           ленчане,
                       рвение и умение,
Выше
        вытертый
                       нос!
Город раскис
                     от воды и уныния.
И так все сыро,
                      кончай рыдать.
Настройся на стройку,
                                на труд отныне,
Вставай,
            тщедушная рать!
Хватит спать
                   в очередях и палатках,
На пожертвования
                           не проживешь.
Твой рваный
                  домик
                          просит
                                    заплатку.
Поставь ее -
                  будешь хорош!
У нас что ни день -
                           новый гость объявится.
Пожаловали вон
                         из ООН.
Очнись,
            самый отчаянный пьяница, -
Принят
          сухой
                   закон!
Встань,
          хватит
                   в грязи
                              валяться,
Ведь каждый
            день
                          чрезвычаен.
Стыдно слышать
                       из уст иностранца
Презрительное:
                       "Руссиш швайн!"
Давай скорее
                   покончим
                                 с завалами,
В пасть самосвалов -
                               мусор и хлам!
Пусть город
                 свободно
                              вздохнет
                                          кварталами,
Улицами
             улыбнется
                      нам!
Площадки строительные,
                                   видишь,
                                             отсыпаны,
В опалубку
               льется бетон.
Звенят топоры,
                      поют неусыпно:
Будет
         Ленск
         возрожден!
В зените солнце -
                          еще не вечер,
Выдадим
             шик
                  и блеск!
Чтоб встал домами,
                            расправил плечи
Поверженный хмурый Ленск.
Любой способный трудиться работник,
Нам выпал
               жаркий сезон.
Сугубо для всех -
                          всеЛенский субботник!
Город
         будет
                  спасен!
 
Сергей МОСКВИТИН,
4 июля 2001.

ОТ МУХТУИ К ЛЕНСКУ  

Двести лет здесь стояло селенье,
Двести лет здесь жила Мухтуя.
Приютилась на матушке Лене
Дорогая сторонка моя.

По "кандальному тракту", по Лене,
Декабристов ссылали сюда.
Сколько судеб людских, поколений
Омывала речная вода!

Устоявшимся древним укладом -
По-крестьянски за землю держись! -
Протекала меж раем и адом
На события бедная жизнь.

Но пришли и сюда перемены
Через труд беспокойных сердец:
В глухомани, на север от Лены,
Отыскали алмазный венец.

Встрепенулась сторонка родная,
Светлый лучик надежды тая,
И… ворота алмазного края
Распахнула моя Мухтуя.

Разрастался рабочий поселок,
Раздвигая домами тайгу.
Вместо елок и тощих сосенок
Краны выросли на берегу.

Героически строили трассу
По болотам таежной земли,
Чтобы в Мирный водители-асы
Что угодно доставить могли.

Предприятия, школы, больницы
Встали там, где кудрявился лес,
И поселок сумел превратиться
В небольшой, но приветливый Ленск.

Он растет, хорошеет и крепнет,
Несмотря на все беды, живёт.
Здесь рождается великолепный,
Настоящий сибирский народ!

Город юный, в тайге, в отдаленье,
Обнял хвойными лапами лес.
Мы живем на красавице Лене,
В честь которой и назван наш Ленск.
Сергей МОСКВИТИН,
20 сентября 2001.

ОГНИ НОЧНОГО ЛЕНСКА  

Как много стало фонарей
В отстроенном страною Ленске!
Мой город сделался добрей
В восторженном фонарном блеске.
 
Пройдите ночью не спеша
По улочкам его пустынным.
Здесь светится его душа,
Рожденная селом старинным.
 
Преобразилась Мухтуя,
Микрорайоном новым светит,
И, радость больше не тая,
Смеются фонари, как дети.
 
Ночь круглолицая нежна,
Алмазы звезд сверкают веско
На черном бархате. Луна
Пылает для ночного Ленска.
 
Прохожим дарит огоньки
Мухтуйская родная школа,
И, словно чудо, у реки -
Храм Божий с нимбом-ореолом.
 
Готовы спорить фонари
По яркости с самой луною:
В пригоршнях держат сразу три
Таких же шара над собою.
 
Огни фонарного венца
Бульвар залили сочным светом.
И кажется - горят сердца
Строителей, создавших это.
 
Горят, сверкают фонари
Огнями дружбы и участья,
Не потухая до зари,
И город светится от счастья.
 
Сергей МОСКВИТИН,
6 октября 2001

ЗИМНЯЯ РАДУГА  

Было ли это природы явленье
Или случайности миг?
Купол раскинутой в ярком свеченье
Радуги зимней возник.
 
Да, это было. Такое случилось.
В яви виденье моё.
Радуга прямо на церковь склонилась,
Светом окутав её.
 
Видится всё в неземном облаченье:
Маковки, купол и крест.
То ли от храма струится свеченье,
То ли к нему от небес.
 
Не отыскать на вопрос мне ответа,
В думах не спать до утра.
Может быть, свыше знамение это
Или природы игра?
 
Сказочным отсветом весь осенило
Храм на крутом берегу.
Что это было? Как это было?
Жаль, описать не могу.
 
Валентина НОСЕНКО,
2001.

РАЗГОВОР С РЕКОЙ  

Неотступное чувство волненья
Порождает тревогу и страх.
Я еще не была с наводненья
На размытых твоих берегах.
 
Что ты, Лена, наделала с нами?
За три года – вторая беда.
Потемневшими вздыбившись льдами,
Нас твоя захлестнула вода.
 
Окоём поглотил темный омут,
Отражая в себе облака.
На Приленье припомнить не могут,
Чтоб от сопок до сопок – река.
 
Пронеслась ледяная громада
И вернулась в свои берега.
Люди выжили. Что еще надо?
Поскорее к своим очагам!
 
Только где они? Что с ними сталось?
Груда бревен, завалов гора –
У иных и того не осталось:
Ни домов, ни кола, ни двора.
 
Откатилась. И начисто смыла,
Словно в прорву, в глубины свои
То, что раньше историей было –
Дорогой уголок Мухтуи.
 
Где ты, город? Сплошные обломки,
Островки перекошенных крыш.
Чувство – словно у жизненной кромки
Над разбитой судьбою стоишь…
 
Столько горечи, боли изведав,
Пережив вот такую беду,
Никуда от тебя не уеду,
Город мой, никуда не уйду!
 
Валентина НОСЕНКО,
2001.

ЛЕНСКУ  

Я вернулся из командировки.
Здравствуй, Ленск! Надеюсь, ты скучал?
Впечатлений яркие обновки
Не заменят мне родной причал.
 
Без тебя я не в своей тарелке:
Нет в душе покоя, хоть умри!
Как больной тяжелый без сиделки,
Как смурное утро без зари.
 
Что-то сердце вдруг затрепетало:
Над рекой огонь успел расцвесть.
Салютует утро небывало
Облаками. Видно, в мою честь.
 
Я вернулся, чтоб на место встали
Эти сопки, улочки, дома -
То, что раньше замечал едва ли.
Этот воздух - родина сама.
 
Чтоб на место встали эти ёлки,
Площадь, стела, деревянный храм...
Налюбуюсь жадно, втихомолку
И в душе расставлю по местам.
Сергей МОСКВИТИН,
18 марта 2003

СТАРЫЕ ДОМИКИ МУХТУИ

Казалось бы, не так давно
На тихих улочках уютных
С Мухтуйкой, с Леной заодно
В заботах вся сиюминутных
 
Текла размеренная жизнь,
Светила ярким светом в окна.
Эпохи все и рубежи
Преодолела, не поблёкла.
 
Хранили ветхие дома
Особый дух того уклада –
Казалось, Мухтуя сама
Жила в наличниках, фасадах.
 
Затейливые кружева
Старинных изб, резьбою цветших –
Свидетельницы мастерства
Дедов и прадедов ушедших.
 
Торцы бревенчатых венцов –
Как пальцы стареньких крестьянок.
Усохло каждое кольцо
В разрывах трещинок и ранок.
 
Замшелые настилы крыш
Облокотились на карнизы.
Казалось бы, покой да тишь.
Но жизнь горазда на сюрпризы.
 
Дома за эти сотни лет
Осели в землю по колено.
Но – средоточие всех бед –
Их сковырнула злая Лена.
 
Своим жестоким языком
Дома слизнула, как корова,
И проглотила этот ком –
Кровавый ком людского крова.
 
Моя седая Мухтуя!
Тебя почти уже не видно.
Ушли на дно небытия
Твои избушки. Как обидно!
 
Там, где стоял их целый ряд,
Пустырь отныне. Боже правый!
И всё же выстоял, не смят
Дом бывшей волостной управы.
 
По пальцам можно перечесть,
Как чудо – выжившие избы.
Хоть что-то, слава богу, есть
Наперекор всем катаклизмам.
 
Их подлечить бы, сохранить
Как светоч сути сердцевинной,
Как память о селе старинном –
Истории живую нить.
 
Сергей МОСКВИТИН,
30 июля 2003.

ШКОЛЬНЫЙ САД

(посвящается памяти дочери Люды)
Метель накрыла Школьный сад
Пушистым снегом, как волнами,
И фонари в тиши глядят
Туманно-слезными огнями.
 
В сугробах дремлют тополя,
В снег ноги спрятав по колено,
Ветвями грустно шевелят,
Когда подует ветром Лена.
 
Им, может, снится Мухтуя
С полями, дряхлыми домами,
Родная, кровная земля,
Охваченная их корнями;
 
Избушка хилая, где мы
С Рыжовым жили по соседству.
Здесь дочки родились мои,
И Школьный сад любил их с детства…
 
Хибара вся в цветах жила:
Растила их жена Рыжова.
Увы, теперь одна зола
Лежит среди двора пустого.
 
Навек ушли мои друзья
И дочки нет моей любимой…
Гляжу на сад и тополя,
Гляжу с тоской неодолимой.
 
И кажется мне, будто там,
Где тени прячутся от света,
Моя дочурка по кустам
Бежит ко мне с большим букетом.
 
И легче мне в тоске, в беде,
Когда живу в согласье с Богом,
Встречая души их везде:
В садах, на улицах, дорогах…
 
Виктор НЕСТЕРОВ,
декабрь 2003

 

ДОРМИДОНТ ШАБАНОВ  

Звону много – веселей дорога.
Мухтуя ушла за горизонт.
Понукает тройку понемногу
Бородой заросший Дормидонт.
 
Пар идет от жаркого дыханья.
Надо б поумерить резвый пыл –
Лошади бегут без понуканья.
Что-то барин в кошеве застыл.
 
Брови и усы заиндевели,
Шапка превратилась в снежный ком.
А кругом – заснеженные ели,
Лиственницы снежные кругом…
 
Плотный лес, обременённый снегом,
Над дорогой узкою навис.
Холодно! Пора согреться бегом,
Заодно спустить повозку вниз.
 
 
Лена, Лена и ещё раз Лена!
Сотни верст – торосы и снега…
Барин в кошеве, как в хлопьях пены:
Белый ворот, шапка, обшлага.
 
- Я не стар, но горе одолело, -
Дормидонт затеял разговор.
- Что ж с тобой случилось? Что за дело? -
Барин рукавом лицо отер.
 
- Началось давно моё несчастье,
Двадцать пять годков тому назад.
Как отца убили – так напасти
Навалились разом, вдругоряд.
 
Барин вздрогнул:
- Кто же это сделал?
- Власть тогда убийцу не нашла.
Между тем, хозяйка заболела
И в три дня, бедняжка, померла!
Божья власть! Судьбина-лиходейка.
Будь такая проклята судьба,
Коли жизнь – презренная копейка…
А потом… сгорела вдруг изба,
А с избою доченька сгорела,
Восемь лет всего лишь прожила.
Горе – это, брат, такое дело –
Душу словно выжгло всю. Дотла…
Всё, что я имел тогда, пропало.
Начал жить с нуля: гоньба, извоз.
Подкопил – женился. Легче стало.
Двух сынов Господь мне преподнес.
Не жалел себя, работал много.
Наживал – копейка любит счет.
Только жизнь – как эта вот дорога:
Не заметишь, как уйдешь под лед.
Умерла моя вторая жёнка.
Видно, чтоб на Бога не роптал.
А потом украли все деньжонки –
Весь трудом нажитый капитал…
 
Дормидонт прервался на минутку
Слёзные дорожки утереть.
Барин помрачнел, и не на шутку:
Как бы тут в ответ не зареветь…
 
- Больше, барин, утомлять не стану.
Не горюй же, право, будь здоров! –
Разве ж ведал Дормидонт Шабанов,
Что пред ним  - писатель Гончаров?!.
 
Сергей МОСКВИТИН,
12 ноября 2004.

ОДУВАНЧИКИ  

Одуванчики, одуванчики,
Вы откуда в наш Ленск забрели?
С побережья Мухтуйки ли, Чанчика
Или всей нашей Ленской земли?
 
Вы рассыпались фейерверками
По полянам и скромным местам,
Расселились повсюду семейками
И поглядываете тут и там.
 
В этом сказочном, чудном уборе
Город стал наш красивей вдвойне.
Неспроста он на ленских просторах
Очень нравится вам и мне.
 
Виктор НЕСТЕРОВ,
2004

ЯБЛОНЕВЫЙ САД  

Над сибирскою рекой
Много лет назад
Одержимые мечтой
Высадили сад.
 
Где метель неделями,
А мороз ей брат,
По соседству с елями
Яблони стоят.
 
Сгонит грёзы зимние
Шалая весна –
И деревьям в инее
Будет не до сна.
 
Вслед ветрам обманчивым
Тёплый дождь пройдет,
Жёлтым одуванчиком
Поле зацветет.
 
По лужайкам клеверным
Пряный аромат –
На холодном севере
Расцветает сад.
 
В поднебесье медленно
Облака плывут,
И метелью белою
Яблони цветут.
 
В белоснежном облаке
Утопает сад,
Сторожами около
Тополя стоят.
 
Чередою падают
То дожди, то град,
Но цветёт и радует
Яблоневый сад.
 
Валентина НОСЕНКО.

ЛЕНСКУ И ЛЕНСКОМУ РАЙОНУ

Там, где Лена в недавние годы
Старых улиц постройки смела,
Отраженьем купается в водах
Храм святой и его купола.
 
Этот храм, словно чудо земное,
Стал защитой святого всего.
Даже радуга зимней порою
Шлет поклоны подножью его.
 
Прокатились, преграды не зная,
Испытанья одно за другим
По «воротам алмазного края»,
По поселкам и селам твоим.
 
У тебя, как замечено смело,
Есть своя величавая стать.
А людей сколько добрых, умелых –
Не пытайся ты их сосчитать!
 
Что таили подземные своды,
Сберегать надлежало векам,
Отдает безвозмездно природа,
Повинуясь умелым рукам.
 
Все земные богатства по праву
Дарит людям природа сполна,
И по-прежнему служат во славу
Даль тайги и речная волна.
 
Ты исполнишь свое назначенье,
Пронесешь через призму времен.
Будет славиться в песнях Приленье,
Благодатный наш Ленский район!
 
Валентина НОСЕНКО,
2004.

 

ПЕСНЯ О ЛЕНСКЕ  

В Якутии снежной и щедрой
Живёт городок небольшой.
Здесь очень богатые недра
И люди богаты душой.
 
Здесь летом любуемся Леной,
Черёмухи цветом – весной,
А осенью ягодой спелой
И кедром пушистым зимой.
 
Мы тоже частица России,
Алмазик в короне её.
В природе мы черпаем силы
И дарим ей сердце своё.
 
В ленчанах особая сила,
В ленчанах особая стать.
Нас Лена шальная взрастила,
Чтоб в песнях свой край прославлять!
 
Сергей МОСКВИТИН,
24 марта 2005

*  *  *

Заря разбудила Ленск:
«Вставай скорей, лежебока!»
Лучами расчёсан лес,
Лучами залиты окна.
 
Пора просыпаться, жить,
Пора улыбаться, братцы!
Осваивать рубежи,
Работать, творить, влюбляться…
 
Как быстро сгорают дни
Под солнечными лучами!..
Закат погасил огни.
Пора отдыхать, ленчане.
 
Сергей МОСКВИТИН,
30 сентября 2005.

ПЕРВОЕ ОКТЯБРЯ  

Выкрасив за ночь снегом
Землю, кусты, дома,
Город взяла набегом
Зимняя кутерьма.
 
Рыжее бабье лето
В белых, белых мазках.
Осени песня спета –
И на душе тоска…
 
Сергей МОСКВИТИН,
1 октября 2005.

РЫЖОВСКИЕ ТОПОЛЯ  

Они разрослись, прижились –
Им по сердцу наша земля!
Вбирают сок её жилистые
Рыжовские тополя.
 
Конечно, им мало лета,
Промчавшегося во всю прыть.
Быть может, они поэтому
Стараются осень продлить.
 
Берёзки уже облетели,
Тальник потерял наряд,
Вот-вот заметут метели –
И лишь тополя «горят».
 
Зима всё ближе и ближе,
На небе не синь, а муть.
И всё же их пламя рыжее
Не может октябрь задуть.
 
Огнём этим так красиво
Подсвечена наша земля!
Спасибо, Рыжов, спасибо,
За рыжие тополя!
 
Сергей МОСКВИТИН,
1 октября 2005.

ЛЕНСК

Я родилась в таёжном городке,
Его на карте не найдёте сразу,
Но оттого он и милее глазу –
Отрада и спасение в тоске.
 
Вокруг него стоит тайга густая,
В ней много дичи, ягод и грибов.
Река течёт, волною набегая,
Порою выходя из берегов.
 
Мне дорог город мой. Я наблюдаю,
Как он растёт и вширь, и в высоту.
Как можно не любить, не понимаю,
До боли близких улиц красоту?
 
Он мне пригож как уголок России.
Где б я на белом свете ни была,
Какая-то неведомая сила
Меня к нему тянула и влекла.
 
Здесь мой причал – надёжный и хороший.
На кладбище – могильный холм отца.
Мой милый город, я тебя не брошу,
С тобою буду рядом до конца.
Ирина БЕЛОГРУДОВА,
2006

 

МОЙ ЛУЧИК

Мой город любимый над синей водой,
Тропинки, пригорки, родные просторы.
Я снова вернулась из странствий домой,
Мой город, мой свет, моей жизни опора.
 
Куда б ни бежала, оставив тебя,
И где б ни сходила с пути понапрасну,
К тебе возвращала плутовка-судьба,
Единственный лучик ушедшего счастья.
 
Тобою живу и тобою дышу,
Твой воздух меня успокоит в ненастье.
Тебе все обиды былые прощу,
Пусть радуга жизнь нам с тобою украсит.
 
До боли знакомы твои берега,
И сопки зелёные те же, что прежде.
По-прежнему манят родные снега
И зимних аллей меховые одежды.
 
Нас нитью единой связала судьба.
Один только ты мою боль успокоишь.
И я возвращаюсь к родным берегам,
Где ты мою грусть в синей Лене утопишь.
 
Анна КОЖЕВНИКОВА,
2006

 

МОЙ ЛЕНСК  

Мой город. Лишь тебя могу
Назвать своим сквозь боль тревоги.
С тобою горькую судьбу,
С тобою тяжкие дороги
 
Преодолели мы не раз.
Не раз в печальной бездне жизни
Звезды ведущей лучик гас,
Как ускользающие мысли.
 
И я, подкошена бедой,
Взлетела  раненною птицей.
И ты, разрушенный водой,
Сумел однажды возродиться.
 
И я опять, мой Ленск, с тобой
Своей душой, разбитым сердцем.
Я слышу памятный мне бой
Часов пленительного детства.
 
Анна КОЖЕВНИКОВА,
2006.

ГОРОДУ

Строгий город над тёмной водой,
Распростёртый на лоне природы.
Только здесь обрела я покой,
С твоим светом шагая сквозь годы,
 
Сквозь обиды, печали и боль.
Карты падали чёрною мастью…
Я прошла, и вернулась домой,
Только здесь обрела своё счастье.
 
Только здесь над широкой рекой
Успокоилось глупое сердце.
Ведь не зря я заветной тропой
Приходила к тебе отогреться…
 
Анна КОЖЕВНИКОВА,
2006.

НОВОГОДНЕЕ  

Всё сильнее декабрьская стужа.
Ветры дуют-поют над тайгой.
С каждым годом ты краше и лучше,
Город мой над сибирской рекой.
 
В поздний час, фонарями расцвеченный,
Ты становишься лучше вдвойне.
Огоньки новогодние вечером
Зажигаются в каждом окне.
 
Я иду вдоль заснеженных улиц.
Милый город, ты весь на виду.
Этажи новостроек, красуясь,
Поднялись в уходящем году.
 
Нам успехи свои оставляя,
Завешает свой путь старый год.
Город Ленск, я бокал поднимаю
За тебя и твой славный народ!
 
Валентина НОСЕНКО,
2007

*  *  *

Я к тебе лечу на крыльях счастья,
Словно улетал на целый год.
Это так приятно – возвращаться
В город, где любимая живёт.
 
И хоть были мы в разлуке мало,
Этого хватило ощутить:
Нас с тобой как будто бы связала
Прочная невидимая нить.
 
Я её на сотни километров,
От тебя уехав, растянул,
И меня тянула несусветно
Эта нить назад во всю длину.
 
Сила эта действует повсюду,
Где б я ни был. В том-то вся и суть.
И чем дальше от тебя я буду,
Тем сильнее будет нить тянуть.
 
Я к тебе лечу на крыльях счастья.
К Ленску подлетает самолёт.
Это так приятно – возвращаться
В город, где любимая живёт.
 
Сергей МОСКВИТИН,
31 марта 2007

ПИСЬМО ЛЮБИМОЙ

Апрель хрустит на лужицах ледком,
Течёт ручьями к солнечному маю.
Любимая, ты снова далеко,
И я опять от этого страдаю.
 
У нас уже становится тепло,
И на Мухтуйке верба распушилась,
И допоздна безудержно светло –
Зима уже сдалась весне на милость.
 
Оттаивают запахи и лес.
Тайга вот-вот задышит полной грудью.
Ленчане прихорашивают Ленск,
Чтоб праздником пройтись по серым будням.
 
На сердце – май и чувственный раздрай,
И памяти хмельные отголоски.
Ты помнишь наш таёжный Первомай,
Пикник и поцелуи у берёзки?
 
…В тайге весенней сыро, рыхлый снег.
Лес замер перед буйным стартом в лето,
Но ранняя весна, как в полусне,
Уже повсюду птицами воспета…
 
Да, это был наш первый Первомай…
Сейчас весна такая же хмельная.
Ты там её почаще вспоминай,
Не забывай её, моя родная.
 
«Мне плохо без тебя», - стучит в висках,
Я по тебе вздыхаю непрерывно,
И оттого зелёная тоска
Кричит порой истошно и надрывно…
 
Сергей МОСКВИТИН,
26 апреля 2009.

МОЙ МИЛЫЙ ЛЕНСК

Ласкают взор просторы наши,
Природа ленская, своя!
Места родные втрое краше,
Чем чьи-то дальние края.
 
Со мною вместе посмотрите,
Чтобы и вас увлечь я смог:
Плывёт важнее всех открытий
Над Леной утренний дымок.
 
Несут насупленные сопки
Таёжный сложный аромат,
А топкие лесные тропки
Грибные запахи хранят.
 
Вдоль Лены каждая саранка,
Дождём умытая, чиста.
А на опушках и полянках –
Смородиновые места.
 
Пасутся в небе бирюзовом
Над Леной тучные тела,
Чтоб после дождика слепого
Над храмом радуга взошла.
 
Все облака над небосклоном
Горят во весь диапазон,
Когда закатную корону
Примеривает горизонт.
 
От птичьего шального свиста
Цветёт и соловеет лес…
И пусть он в чём-то неказистый,
Я так люблю мой милый Ленск!
 
Сергей МОСКВИТИН,
12 мая 2009.

ПЕСНЯ О МУХТУЙСКОЙ ШКОЛЕ

Ты учила тому,
                     как из букв составляется слово,
И как это же слово
                           вписать аккуратно в тетрадь,
Ну а мы научились
                           шагать к горизонтам суровым
И сквозь бури брести,
                               и в стихах этот мир воспевать.
 
    Припев:
    Мухтуйскою, Мухтуйскою
                                       зовут тебя недаром,
    Ведь ты ещё учила при царе.
    Из года в год учились мы
                                        за партами по парам
    И вновь к тебе спешили в сентябре.
 
 
Ты учила тому,
                    что есть реки, моря, океаны;
Ты учила тому,
                     что основа всей жизни – вода,
Ну а мы научились
                            по жизни идти капитаном,
Не сдаваться в беде
                            и отстраивать вновь города.
 
 
Ты учила тому,
                     как идёт мировое движенье,
Как рождаются звёзды,
                                 как солнце встаёт поутру;
Ты учила законам
                          всемирного притяженья,
Ну а мы у тебя
                     научились любви и добру.
 
Сергей МОСКВИТИН,
12 мая 2009.

* * *

Я открою окно.
Пусть ворвётся безудержный ветер,
Бросит горсть облаков
Леденящей дождинкой в лицо.
Ленск – мой город родной.
Разве есть что прекрасней на свете,
Чем земля, где мой дом,
С побелевшим от солнца крыльцом?
 
Не найти никогда
Голубей и приветливей неба,
Нет прозрачней волны,
Омывающей Ленскую даль,
Где ночами луна
Как ломоть деревенского хлеба,
Где плывёт над рекой
Колокольного звона печаль.
 
Татьяна ХОЛОДОВА,
2009

*  *  *

Без зелёных одежд и уборов,
Без цветов – ты уже не такой.
Ты зачем раздеваешься, город,
Перед долгой холодной зимой?
 
После лета, ушедшего в Лету,
Побродив по таёжным местам,
Золотые свои эполеты
Осень бросила к нашим ногам.
 
Почернели опавшие листья
Вдоль дорожек, ведущих в печаль,
Наплывают свинцовые мысли
На души голубую эмаль…
 
Сергей МОСКВИТИН,
27 сентября 2009.

В ЛЕНСКОМ ПАРКЕ

В Ленском парке – осенняя грусть,
Все тропинки усыпаны хвоей.
Не спеша, наслаждаясь, пройдусь,
Надышусь вдохновением вволю.
 
Здесь приглушены звуки машин,
Проносящихся слева и справа,
Здесь покой для уставшей души
Предлагает шатёр златоглавый.
 
Вдоль дорожки, торжественно ал,
Широченный, высокий, плечистый,
Предлагает товар краснотал,
Как материю, выставив листья.
 
Скромно сбоку рябинки стоят,
Хоть товар их не менее броский.
Золочёный парадный наряд
Предлагают померить берёзки.
 
Не спеша, наслаждаясь, пройдусь,
Не прицениваясь, не торгуясь.
В Ленском парке – осенняя грусть.
Вот её-то, пожалуй, куплю я.
 
Если выбраться в лес не с руки,
Если жизнь и дела не пускают,
Есть под боком кусочек тайги,
Островочек таёжного рая.
 
Сергей МОСКВИТИН,
18 сентября 2010.

НА МУХТУЙКЕ

Здесь исхожено столько тропинок,
Что до боли всё стало родным –
Те же стайки берёзок, осинок,
Те же ели под небом седым.
 
Здесь безмолвие осени стынет,
И намокшие в дождик кусты,
Наклонившись над речкой, доныне,
Над Мухтуйкой наводят мосты.
 
Что так тянет в осеннюю пору
Навестить это место, скажи,
Старый домик, убогий и хворый,
Где когда-то мальчишкой я жил?
 
Почему мне так хочется снова
В зыбкой памяти всё освежить
У местечка, до боли родного,
Из которого вырвала жизнь?
 
Не вернуться в далёкие годы –
Их Мухтуйка давно унесла,
А безоблачные небосводы
Затянула белёсая мгла.
 
Затерялось далёкое детство
Между ёлок, осин и берёз.
Никуда мне, Мухтуйка, не деться,
От тебя и нахлынувших слёз…
 
Сергей МОСКВИТИН,
19 сентября 2010.

ЛЕНСКИЙ ВАЛЬС

Песня
Наш город стоит над Леной- рекой,
Огнями призывно сияя.
Зажег фонари наш Ленск дорогой,
Ворота алмазного края.
 
Над светлой рекой здесь солнце встаёт,
Холодные  воды лаская.
И ранней порой спешит теплоход
В ворота алмазного края.
 
А помнишь тот год – проснулась река,
Взметнулась, преграды ломая.
И хлынул поток, накрыв берега,
В ворота алмазного края.
 
Сравняла река и город, и лес…
Напрасно стихия пугает:
К нам помощь пришла, и выстоял Ленск,
Ворота алмазного края.
 
Хороший народ на Лене живёт
Друг друга в беде выручая.
Он в сердце своём наш Ленск бережёт -
Ворота  алмазного края.
 
Татьяна ХОЛОДОВА,
2010.

 

 

ОСЕННЯЯ ТИШИНА

Так, наверное, пахнет родина:
Прелый запах в меня проник.
Побледнели листки смородины
И уснул над водой тальник.
 
Здесь берёзоньки ждут Есенина,
Чтобы он их красу воспел.
И зовёт благодать осенняя,
И влечёт нагота их тел.
 
Все дорожки листвою устланы,
В рыжей хвое перины мха,
Но снимает тайга без устали
Шубы яркие и меха.
 
Лес зарос тишиной, шиповником,
Не поёт лесной златоуст.
Над пригорком  - цветастым ковриком –
Капли красные свесил куст.
 
Тишина тайгу убаюкала,
У Мухтуйки дремотный вид.
Строгий лес с золочёным куполом
Тишиною меня кропит…
 
Сергей МОСКВИТИН,
18 сентября 2011

СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО

Мы в детстве на дороге даже
В футбол играли босиком.
И было нам совсем не страшно,
Что под машину попадём.
 
Тогда их было очень мало,
Не досаждали они нам.
И мы с ребятами играли,
Гоняя мяч по вечерам.
 
Ну, а зимою мы на лыжах
Ходили на Шаман гурьбой,
Там соревнуясь, кто всех выше
Взлетит над матушкой землёй.
 
Встав у костра вокруг, мы грелись -
Летел смех детский над тайгой.
И, разделив на всех, хлеб ели,
Что мама мне дала с собой.
 
Сергей ШЕСТАКОВ,
2010.

МОЙ РОДНОЙ УГОЛОК

Мой родной уголок,
Я пришёл в твой чертог,
Где деревьев стоят вереницы;
Где живёт у реки
Прелый запах тайги…
Чтобы вволю тобой насладиться.
 
Пусть поют надо мной
И лесной кутерьмой
Вольный ветер и певчие птицы.
Прелый запах тайги,
Пряный запах тайги,
Разве можно в тебя не влюбиться?
 
Здесь лопочет река
И приходит строка,
И ложатся стихи на страницы.
Ты меня увлеки,
Прелый запах тайги,
И позволь мне в тебе раствориться.
 
Здесь деревья шуршат,
Здесь ликует душа,
Просветляются мысли и лица.
Мой родной уголок,
Вот и снова я смог,
Прикоснувшись к тебе, возродиться.
 
Сергей МОСКВИТИН,
18 сентября 2011

 

КРЕЩЕНСКОЕ КУПАНИЕ

Крещенское купание –
Затея экстремальная
На севере, в Якутии,
Где так жесток мороз!
Крещенское купание –
Как самоиспытание.
Божественную суть его
Нам дал Иисус Христос.
 
Мороз – под сорок в городе,
А мы – купаться в проруби!
На Лене ветер бешеный
Метёт, сбивает с ног.
Как можно в этом мороке
Всерьёз купаться в проруби?
Не бросить ли всё к лешему –
И в тёплый уголок?
 
Но принято решение –
Морозное крещение!
Долой одежду тёплую –
И в прорубь с головой!
Вот это ощущение!
Как самоочищение.
С победным кличем, с воплями
Из проруби долой!
 
Скорей, скорей в суровые
Объятия махровые,
Чтоб растереться бешено
От головы до пят!..
В одежде тёплой снова я,
Душа поёт как новая,
И мне уже, конечно же,
Сам чёрт теперь не брат!
 
Сергей МОСКВИТИН,
февраль 2012

* * *

Крещённый рекою суровою Ленск!
Я снова обласкана бархатной тишью
У светлой реки, где качает неслышно
Предутренний ветер желтеющий лес.
 
Жеманно ажурною тучкой луна
Прикрылась, любуясь собою в озёрах,
И пенным на плёс невесомым узором
Плеснула и вновь откатилась волна.
 
О, как тосковала я в дальней дали
По тихим уснувшим твоим переулкам,
И сердце стучало тревожно и гулко,
Случайно припомнив твои фонари.
 
Пройду по притихшему парку тропой,
Где с каждой травинкой я с детства знакома.
Взойду на крыльцо постаревшего дома.
Ну, здравствуй, мой Ленск! Я вернулась домой…
 
Татьяна ХОЛОДОВА,
2012.

* * *

Мой город Ленск! Суров и нежен ты!
От красоты сжимает сердце болью,
И слёзы счастья катятся невольно,
Когда в разлуке часто снишься ты.
 
Твои дождём умытые дворы,
Высотных зданий каменная строгость.
Порой меня охватывает робость
От этой стройной тёплой высоты.
 
В распахнутых ладонях площадей
Покоятся звенящие фонтаны,
И сквозь ночные белые туманы
Глаза сияют жёлтых фонарей.
 
Плывут, как лодки, тучки в высоте,
Тебя накрыв ажурной лёгкой тенью,
И ветерок колышет отраженье
Твоих аллей в серебряной воде…
 
Татьяна ХОЛОДОВА,
2012.

ЛЕНСКУ С ЛЮБОВЬЮ

Я часто вспоминаю Мухтую –
Дощатые со скрипом тротуары
И тихих, сонных улочек уют,
Аэропорт по Фурманова старый.
 
А пароходы с дымом из трубы,
Которые «лаптёжниками» звали,
Я видел летом прямо из избы,
В окошко глядя на речные дали.
 
Кинотеатров было два у нас:
Сарай у стадиона – это «Летний».
Ещё был  «Лена» - нет его сейчас,
А раньше ему радовались дети.
 
Ещё два клуба было в те года:
Где садик «Солнышко», был клуб «Строитель».
Туда билеты были не всегда,
Их быстро раскупал в то время зритель.
 
Кому билетов было не достать,
Подделывали их, чтобы на входе
Сам контролёр не мог бы распознать –
Такая вот была уловка в моде.
 
Клуб «Металлург» единственный был, где
Устраивали танцы вечерами.
Оставив дома с кем-нибудь детей
Под ручку шли развлечься папы, мамы.
 
Я счастлив тем, что здесь прожил всю жизнь,
В краю многострадальном и суровом,
Где люди, проявляя героизм,
Построили красивый город новый.
 
Сергей ШЕСТАКОВ,
2012.

 

ХОЧУ ОБНЯТЬ

Деревья шепчутся со мною
Дыханьем слабым ветерка.
Его трепещущей волною
Качается листва слегка.
 
Хочу обнять и лес, и горы,
Седые в небе облака,
Домов небесные опоры,
Лежащего в траве щенка.
 
И вас, родные непоседы –
Внучата, дочь, что в радость мне.
Стремленье к жизни в вас воспето –
Живу не зря я на земле.
 
Хочу обнять любимый город,
Любуясь видом из окна.
Как бесконечно он мне дорог –
России милой сторона!
 
Прохожих узнаю по лицам,
Я с ними вместе много лет.
В весь мир готова я влюбиться,
В груди оставив счастья след.
 
Зоя ПШЕННИКОВА,
2012.

* * *

В Ленском парке – предзимняя тишь.
Первый снег на тропинках спокоен,
А у лиственниц бледен и рыж
От состриженной холодом хвои.
 
Тает в сумерках сонная даль,
В темноту окунаются кроны,
И в ответ на густую печаль
Переругиваются вороны…
 
Сергей МОСКВИТИН,
октябрь 2012

ПОСВЯЩЕНИЕ НОЧИ

Ночь укрыла звёздным покрывалом
Город мой, уснувший до поры,
Беспробудным сном околдовала
До утра притихшие дворы,
 
Темнотой окутала дороги,
Тишиною обняла дома,
Затушила свечи редких окон
И открыла городской роман.
 
Эту неоконченную книгу
Будет с упоением листать,
На страницах площадей открытых
Станет строчки новые писать.
 
Черпая потоки вдохновенья,
Наполняясь образами снов,
Будет до утра стихотворенья
Сочинять на листиках дворов.
 
Вслушиваясь в мирное сопенье
Спящих улиц, дремлющих домов,
Впишет в книгу строчки сновидений
Про надежду, веру и любовь…
 
Спит мой город. Кружится планета.
Позабыты суета и шум.
Я подруге Ночи, как поэту
Строчки посвящения пишу…
 
Оксана АНДРЕЕВА,
18 января 2013.

ЗДРАВСТВУЙ, ЛЕНСК!

Воздух ночной, словно облако-птица,
Город родной укрывает крылом.
Я в ожидании. Мне не сидится.
Мысленно я уже в доме своём.
 
Нервно стою на корме теплохода.
Хочется снова  пройтись по  родным
Улочкам, где любовалась восходом
И набеганием пенной волны.
 
Вдаль, в темноту я гляжу всё усердней.
Кажется мне, что  я вижу свой дом.
И учащённо стучит моё сердце,
Мысли несутся мои кувырком.
 
Я возвращаюсь к своим домочадцам!
Светлыми чувствами полнится грудь.
Эх, поскорее б до дома добраться
И всей душою к любимым прильнуть!
 
Воздух ночной, словно облако-птица
Ленск дорогой укрывает крылом.
Мне в ожидании встречи не спится.
Здравствуй мой город, любимый мой дом!
 
Зоя ПШЕННИКОВА,
2013.

ЛЮБИМЫЙ ЛЕНСК

Город северный мой небольшой,
Если вдруг уезжаю, то манит
Серебристою Леной рекой
И зарёю румяною ранней.
 
Опоясан бескрайной тайгой,
Буреломы в которой да мари,
Да звериные тропы порой
Вглубь уводят и ягодой манят.
 
Город, ставший за годы родным,
С неизысканной архитектурой.
Я дышу одним воздухом с ним,
Одной жизнью, одною культурой.
 
Я любуюсь его красотой:
К облакам устремляются краны,
Стрелы-крылья парят над рекой,
Разгружают суда великаны.
 
По грунтовой дороге крутой,
Не страшась гололеда, проталин,
Сквозь туманы, сквозь холод и зной
Вновь шофёры уходят в рейс дальний.
 
Бензовозы и «Вольво» гудят,
Тягачи бортовые, «КамАЗы»… -
Есть и наших водителей вклад
В каждый добытый в трубках алмазик.
 
Город северный мой небольшой,
Отороченный лесом и Леной.
Я живу с ним одною судьбой
И ему не ищу я замены.
 

Зоя ПШЕННИКОВА,
2013.

ВОСПОМИНАНИЯ ДЕТСТВА

Брожу по Набережной, зная,
Что нет избушечки моей,
Где жил когда-то, засыпая
Под грохот якорных цепей…
 
Я помню бабушку родную
В цветастом ситцевом платке,
Её походочку живую,
Тропинку, что вела к реке.
 
Мой дед прожил до девяноста,
Он старым был уже в войну,
Но крепким и большого роста,
Как русский ратник в старину.
 
Сегодня что-то мне взгрустнулось,
Я вспомнил детские года
И тишину мухтуйских улиц,
Людей, с кем рядом жил тогда.
 
Сергей ШЕСТАКОВ,
2013.

ЛЕНСК

Озаряется небо
                      ярким светом с востока,
Солнце брызжет на Лену
                                    апельсиновым соком.
В Ленск влюблён я безумно
                                        за высокое небо,
За пушистые перья
                            серебристого снега,
За душистые хлопья
                             рыже-бронзовых листьев,
И за жгучей рябины
                             раскалённые кисти.
В вечерах желтоглазых,
                                   в фонарях негасимых
И в пожарах закатных
                                 Ленск - мой город любимый…
 
Андрей ШУШМИНЦЕВ,
2013.

МОЙ ГОРОД

Огни зажигает вечерней порой,
Слегка утомлённый дневной суетой,
Омытый приветливой ленской волной –
Мой город.
 
Весной одевается в белый наряд
Душистых черёмух, посаженных в ряд,
И вновь перелётные птицы летят
В мой город.
 
Приходит короткого лета пора –
Ковров одуванчиковых во дворах,
Они, словно солнышки, греют с утра
Мой город.
 
И сыплет монеты листков золотых
В ладони открытые скверов своих,
Чей воздух осенний прозрачен и тих –
Мой город.
 
И вновь укрывается снежным ковром,
С небес осыпая себя серебром
И грезит во сне он весенним теплом –
Мой город.
 
Он мне бесконечно и дорог и мил,
Меня простотой он своею пленил,
Мой северный город, дай Бог тебе сил –
Мой город!
 
Оксана АНДРЕЕВА,
2013.

С ДОБРЫМ УТРОМ, ЛЕНСК!

С высоты я любуюсь тобою:
Вижу россыпь цветных твоих крыш,
Обрамлённых зелёной волною
Тополей… Ты пока ещё спишь.
 
Гладит солнце румяные щёки
Твоих дремлющих тихо домов,
И сквозь полуприкрытые окна
Дышат тайны предутренних снов.
 
Только самые ранние птицы
Робко пробуют первую трель,
И сквозь штор приоткрытых ресницы
Тополиная бьётся метель.
 
Утро сыплет росы бриллианты,
Не скупясь, на газоны твои;
Облаков розовеющих банты
Отражаются в глади реки…
 
Просыпайся, мой маленький город,
Распахни свои окна в зарю!
Улыбнись! Ты мне близок и дорог,
«С добрым утром!» тебе говорю.
 
Оксана АНДРЕЕВА,
23 апреля 2013.

ОДНОКЛАССНИКАМ

Четвертьвековому юбилею
моего выпуска посвящается…
 
Мухтуйской, Первой называли школу,
Где обучаться выпала нам честь.
В полутора веках её истории
И наши десять лет, ребята, есть!
 
Те десять лет, что в памяти остались,
Наполненные светом и теплом:
Мы здесь дружили, спорили, влюблялись –
Есть вспомнить что, есть погрустить о чём…
 
Вы помните тот тротуар дощатый,
Что, словно «мостик» к школе подводил,
И школьный сад, что посадил когда-то
Рыжов – он в Ленске яблоньки растил!
 
В кинотеатр «Лена» нас водили
Всем классом, и с экрана в жизнь мою
Вошёл писатель Владислав Крапивин,
И «Чучело» и «Ассу» я люблю
 
Лишь потому, что это фильмы детства…
А помните, как тот ночной пожар
Оставил нам полшколы лишь в наследство:
Весь деревянный корпус он «сожрал».
 
Учиться не пришлось нам в новом здании –
Окончили уже десятый класс,
Лесами стройки новой на прощанье
Родная школа провожала нас.
 
У «школы пионерского актива» –
Вы помните, как много было дел?
А праздник наш, что ярко и красиво
По  улице Совхозной пролетел –
 
Велосипедным радостным парадом
И песнями на лавке под гармонь…
А как мы яростно и беспощадно
Бросали «Символы войны – в огонь!»
 
В десятом классе в политклубе «Импульс»
С агитбригадой мы по деревням
Всего района ездили! Просились
В поездки эти мы у пап и мам…
 
И пусть в другие школы ходят дети,
А у кого-то внуки родились,
В Мухтуйской, Первой школе годы эти
Мы будем помнить, как «путёвку в жизнь»!
 
Оксана АНДРЕЕВА,
май 2013.

 

 

 

СЕРЕБРО

Серебристых  деревьев  танцующий  ряд
В  этот  час  отдыхает  под  зимние  ноты.
Город  наш  одевается в снежный  наряд
Из  коллекции  модных  показов  погоды.
 
Наполняют   сердца  в  этот  радостный  миг
Освежающий  воздух  и  дивные  зори
В  унисон  ликованию  ранней  зимы,
Что  серебряной  нитью  соткала  узоры.
 
Неокрепший  мороз  и  белёсый  туман
В старом парке уснувшем бредут осторожно.
На  ресницах  ленчан  серебрится  зима, –
Что  ещё  может  быть  нам  милей  и  дороже?
 
Александра ИНДЕЕВА,
10 мая  2013.

ГОРОД СНЕЖНЫЙ

Хруп-хруп-хруп – на остановку,
Да чтоб было на виду,
В белых валенках – обновке
Я по городу иду.
 
Город белый, белоснежный,
Город – север, город – Ленск,
Пораскинулся небрежно,
Отодвинув древний лес.
 
Я иду, даваясь диву, -
Ах, мой север! Ах, хорош!
Зимний Ленск такой красивый –
Ни отнимешь, ни возьмёшь!
 
Я по городу в обновке
В белых валенках иду.
Хруп-хруп-хруп – на остановку
У вселенной на виду!
 
Елена ПАРЫГИНА,
май  2013.

ГОРОД УТРЕННИЙ

Вслушайтесь в утренний город –
Слышите? Солнце встаёт…
Улиц проснувшихся говор
Больше уж спать не даёт.
Шелест листвы за окошком
Утренней песней звучит.
Жмурится рыжая кошка,
Солнца кусая лучи.
А в деревянной кроватке
Нового дня господин –
Заспанный птенчик мой сладкий!
Город проснулся и сын!
 
Елена ПАРЫГИНА,
май 2013.

ГОРОД ПРАЗДНИЧНЫЙ

Загадай желание – сбудется,
Нынче город ждёт звездопад.
Соберутся люди на улице,
Каждый будет ближнему рад.
 
Из былого многое вспомнится,
Танцплощадка вновь позовёт…
Городские первые модницы
Побегут встречать пароход.
 
Гармонист под «мухой» весёлою
Разорвёт меха напоказ.
Моя тётушка с дядей Колею
Запоёт застольную враз.
 
До рассвета праздник затянется,
Полетит, маня за собой,
За зарёю юной, румяною
Над любимой ленской землёй!
 
Елена ПАРЫГИНА,
14 мая 2013.

УЛОЧКА ДЕТСТВА

Моя улочка невзрачная,
Но дороже сердцу нет.
По дороге с синим мячиком
До меня бежит сосед.
 
Босиком с косичкой рыжею
Со скакалочкой скачу.
И вокруг себя всё вижу я –
Прям над улочкой лечу!
 
Над рекою моя улица,
Берега её манят.
Лена с солнышком целуется
Под пригорком у меня.
 
И меня назвали Леною,
Как и город – в честь реки!
Ах, вернуть бы те мгновения,
Что душе моей близки!
 
Елена ПАРЫГИНА,
май 2013.

ЛЕДОХОД НА ЛЕНЕ

Река, как брага, в русле бродит,
Сметая со своей дороги
Пока лишь то, что ей под силу.
Дождём и снегом тучи сыплют.
 
И серебром, и чернью крытая,
Шурует ледяная свита,
Наряд река готова скинуть,
Чтоб завершить весны картину.
 
Несёт теченье милой Лены
Ошмётки льда и снежной пены.
А город связан с ней судьбою,
Он ждёт весеннего прибоя.
 
Зоя ПШЕННИКОВА,
24 мая 2013.

ЛЕНСК ВЕСЕННИЙ

Река очнулась ото сна,
Холодной, долгой зимней спячки.
Вздохнув, приподнялась она,
В ледовом одеянье прячась.
 
И клял небесной тучи пласт
И лес, и город под собою,
Пустившись с непогодой в пляс
И с городскою городьбою…
 
Просеяв дождь, посыпав снег,
День распогодился, и солнце
Вдруг щедро подарило мне
Дуги  небесной полукольца.
 
Зоя ПШЕННИКОВА,
24 мая 2013.

ГОРОД ЛЕНСК

Ленск, искрящееся лето,
Счастье, нежность и покой.
Я люблю тебя за этот
Холм зелёный над рекой,
 
Я люблю тебя за праздник
Самый светлый – день детей.
Я люблю тебя, проказник,
Мой спаситель и злодей!
 
Я люблю тебя за звёзды
В сонном небе в тишине.
Ты, пожалуй, стал мне крёстным,
Подарил спасенье мне.
 
Я люблю тебя, мой город,
Мой приют и мой причал.
Ты мне так для сердца дорог,
Ты – начало всех начал!
 
Анна КОЖЕВНИКОВА,
2013.

РАССВЕТ НАД ЛЕНСКОМ

Румяный солнечный рассвет,
Рассвет над Леной.
Его прекрасней в мире нет
Во всей вселенной.
 
Туман по рощице идёт,
Глаза мне застит.
И лишь рассвет меня спасёт
От всех напастей.
 
Пройдусь по Набережной я,
Вдыхая свежесть.
С твоим рассветом, Мухтуя,
Я стану прежней.
 
Рассвет над Ленском, над рекой,
Дающей силы.
Я сколько раз беду с тобой
Переносила!
 
Но ты цветешь, и я цвету,
Зарёй согрета.
Я в косы твой рассвет вплету,
Лиловой лентой.
 
Анна КОЖЕВНИКОВА,
2013.

ПРОГУЛКА ПО УЛИЦЕ ГОРЬКОГО

Здесь всё как прежде – в лужах и в грязи.
Бреду мухтуйской улочкою тихо.
Ах, как, наверное, когда-то лихо
Неслись здесь кони: «Ванька, подвези!»
 
Вот здесь был дом, где волостная власть,
Блюла законы, спрашивала строго.
А здесь, неприхотливо и убого
Пожарная располагалась часть.
 
Вот здесь стояла церковь до войны,
С нее жестоко купола сорвали,
Здесь комсомольцы Бога проклинали,
Страны Советов верные сыны.
 
А вот ещё живой столетний дом,
Где винами и водкой торговали.
О лавке этой  все мухтуйцы знали -
Что продаётся, сколько и почём…
 
И пусть былое унесла вода,
Но тянет стариною прежней, тянет!
Куда нога ни ступит, взор ни глянет,
Хоть и размыли старину года.
 
Бед было много. Да и ныне есть.
Разруха многих до мозгов проела,
Но на заборе древнем белым мелом
Написано: «Люблю мой город Ленск!»
 
Анна КОЖЕВНИКОВА,
2013.

ОТКРОВЕНИЕ

Сколько горя хапнула с тобой!
Сколько боли ты нанес мне, грешный,
Сколько раз в ночи кричал, сердешный:
«Ты не убегай, побудь со мной!»
 
Оставалась я в твоем плену,
Молча мы сносили жизни прозу.
И, поддавшись твоему гипнозу,
Я тебя уж в бедах не кляну.
 
Ты теперь молчишь, мой милый Ленск,
Там и тут растут высоток крыши,
Только ветром над рекою свищешь,
Да тоска с тобой нам душу ест.
 
Я опять с тобою, шумный мой.
Ты теперь весь суетой заполнен.
Я не слышу гром, раскаты молний,
Лишь часов бегущих слышу бой.
 
Милый город, слава тебе, честь,
Ты разросся, изменившись резко,
Но родные сердцу перелески
Мне дороже, мой любимый Ленск.
 
Я бреду знакомою тропой.
У Мухтуйки встану на колени.
Здесь моя душа нашла спасенье,
Раненая вечной суетой.
 
Там, вдали, заброшенный покос,
Где босой мне хочется побегать,
И оставить все тревоги, беды,
И сплести венок для русых кос;
 
Плыть на лодке и ловить волну,
Слушать звонкий гомон птичьих стаек…
По таким мгновеньям я скучаю.
У тебя такого я в плену.
 
Анна КОЖЕВНИКОВА,
2013.

ДОЖДЬ В ЛЕНСКЕ

Мокрый город, от слёз моих мокрый
И от первых весенних дождей.
Дождь отчаянно хлещет по стёклам,
Как по жизни размытой моей.
 
На дорогах и слякоть, и лужи,
Бьёт прохожих озлобленно дождь.
Я налью себе полную кружку,
Чтоб в душе успокоилась дрожь.
 
От дождя посерели девятки
И скукожилась тройка коней,
Я иду меж домов без оглядки,
Как по жизни нелёгкой своей.
 
Знаю, дождь затяжной долго будет
Пыльный Ленск отмывать, умывать.
Будут что-то бурчать тихо люди,
Грязь и сырость в сердцах проклинать.
 
Но утихнут и люди, и дождик.
Яркой радуги свет над рекой
Светлым чувством ленчан растревожит
И наполнит мой Ленск красотой.
 
Анна КОЖЕВНИКОВА,
2013.

 

ПРИЕЗЖАЙ

Отцу

Я хочу рассказать тебе, папа,
Про мой город в таёжной стране.
Может быть, ты приедешь ко мне,
В сентябре, когда хочется плакать.
 
Мы букетик для мамы нарвём
Одуванчиков жёлтых, как солнце,
Жаль, что видеть их ей не придется…
Помолчим на могилке вдвоем…
 
Я тебя провожу – в Мухтую,
Там все беды мои и печали,
Всё, что было со мною в начале,
Всё, что в сердце продрогшем храню.
 
Городок наш совсем небольшой,
Над рекой, где могли б порыбачить.
И уехать за город, за дачи
В сентябре, грустно-желтой порой.
 
Знаешь, пап, какой осенью клёв!
Я на Лене ловила стерлядку,
От дождя забиралась в палатку
И считала свой первый улов.
 
Я б тебя проводила в лесок,
Ты не думай, не столь он и дикий,
Здесь полно и грибов, и брусники.
Только б ты от дождя не промок…
 
Я б тебя напоила чайком,
Рассказала историю Ленска.
Его зрелось, и юность, и детство.
Прокатились по речке б потом...
 
А пока лишь приносят печаль
Белых чаек отчаянных крики.
Я варенье варю из черники,
Чтоб тебя угостить. Приезжай.
 
Анна КОЖЕВНИКОВА,
2013

 

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД

Немало повидали мы причалов.
Но в Ленский порт спешит наш теплоход,
Туда, где храм святой нас всех встречает
И город детства помнит, любит, ждет…
 
В дни наводненья мучились, не скроем,
Вопросом - Ленску быть или не быть?
Труд многолетний унесло водою –
Разрушены дома, как дальше жить?
 
Любимый город, подкачали нервы
И от обиды мчались мы на юг.
Пусть паводок такой, увы, не первый,
Мы не правы, прости нас, милый друг!
 
Опять сияют фонари  над Леной,
По Набережной освещая путь.
И мы спешим под вечер непременно
Рекой полюбоваться, отдохнуть!
 
Любимый город, выжили мы вместе!
Нас вновь над Леной радует рассвет!
Мы дружим, любим, напеваем песни,
И знаем, лучше Ленска в мире нет!
 
Галина ЛУЧИНА,
2013.

ДАЛЬНОБОЙЩИК

- Отдохни, не спеши, - тихо шепчет тайга, -
Хоть и опыт большой, но уже ты не молод.
Дальнобойщик, работа твоя нелегка:
Срочный груз доставляешь в жару ты и в холод.
 
Отдохни, дальнобойщик, устали глаза
И устал «СуперМАЗ», двое суток в пути ты…
Отшумела, размыла щебёнку гроза,
В ветровое стекло дождь стучится сердито.
 
В Ленске ждёт не дождётся с любовью жена,
Мать-старушка с утра помолилась за сына,
Им забота твоя и поддержка нужна,
Ждут из рейса добытчика и семьянина...
 
Фарой встречный «КамАЗ» мне в пути подмигнёт:
«На «Гитару» идёшь? Что ж ты скорость не сбросил?»
Будь внимательным, друг, ведь семья тебя ждёт,
Ждут родные, друзья, автобаза «АЛРОСА».
 
Смотришь, взглядом вцепившись в туманную даль,
Понимаешь: до дома уже путь не длинный.
И привычно нога нажимает педаль,
А рука с рулевым, как всегда, воедино.
 
И спаси тебя Бог от поломки любой!..
Скользкий путь – «тягунок», трасса – это не рельсы…
Вот и Ленск, дальнобойщик, ты прибыл домой,
Груз доставил и ждут тебя новые рейсы!
 
Галина ЛУЧИНА,
2013.

 

МОЯ МАЛАЯ РОДИНА

Здравствуй, малая родина, Север!
Здравствуй, Ленск у могучей реки!
Я по парку иду и не верю -
До чего мы с тобою близки!
 
Незнакомые дали манили,
Я работал в пустыне, в песках.
Твои белые ночи мне снились,
И в багровом закате река.
 
Снились часто на Лене рассветы,
Над рекой белых чаек полёт…
Юность школьная, звонкая, где ты?
Там, где мама домой меня ждёт?
 
Но, увы, мои сны поменялись,
В них вмешалась стихия, вода…
…Мы боролись, по льдам пробираясь
В каждый дом, где случилась беда.
 
Проявлялись и воля, и сила,
Героизм у обычных  ленчан!
…А река на пути все сносила,
Уносила с собой в океан…
 
И в России откликнулось в каждом
Горе ленских людей, как своё.
Пострадавшим тогда было важно
Обрести до морозов жильё…
 
Здравствуй, малая родина, Север!
Здравствуй, Ленск у могучей реки!
Я по парку иду и не верю -
До чего мы с тобою близки!
 
Галина ЛУЧИНА,
2013.

 

МОИ ВЕТЕРАНЫ

Поёт весна, и в день девятый мая
Победы знамя вьётся над страной!
А в Ленске есть традиция такая –
На майский митинг все идут семьёй!
 
Там вспомнит дед свой первый День Победы,
Как в сорок первом он на фронт попал,
В боях жестоких отмахал полсвета,
Родную нашу землю отстоял!
 
Коль нет погоды, дед не спит ночами,
В спине металл, как эхо дней былых
Напоминает: нет, не замолчали
Осколки от снарядов боевых!
 
Отец мой воевал в Афганистане,
Под Кандагаром ранило его,
Но верит он, что мир добрее станет,
Ведь нет дороже жизни ничего!
 
Я преклоняюсь перед сединою,
Мой бравый дед шагает молодцом!
На митинг майский мы идём семьёю:
В одном ряду я с дедом и отцом!
 
Галина ЛУЧИНА,
2013.

ДИНАСТИЯ ЖИВЁТ!

Наступила осень, бабье лето, солнце,
Золотится Север, радуя народ.
У меня сегодня сердце птицей бьётся:
Внук родился первый –
Династия живёт!
 
Сквозь огонь и мины дед мой в автобате
Вёл свою полуторку на Берлин, вперёд!
Отработал батя в нашей автобазе
На ЗИЛах полвека –
Династия живёт!
 
Отслужил достойно сын мой в автороте
И со мною  в рейсы ходит третий год.
С ним в пути надёжно и легко в работе,
Не подвёл ни разу –
Династия живёт!
 
Голубое небо, ярко светит солнце,
Золотится Север и душа поёт!
У меня сегодня сердце птицей бьётся:
Внук родился первый –
Династия живёт!
 
Галина ЛУЧИНА,
2013.

 

ВСТРЕЧА В ПАРКЕ

Вот иду я по Ленскому парку,
Под ногами вновь листья шуршат,
Слышу вдруг неожиданно: «Галка!
Вот так встреча! В такой листопад!»
 
Был моим одноклассником Коля,
С ним ходили мы в клуб и в кино, -
Так, немного дружили, не более –
Ах, как всё это было давно!
 
По соседству мы с ним на Монтажной
Жили рядышком несколько лет,
На каникулах вечером каждым
Покупали на танцы билет.
 
Пусть давно развели нас дороги,
Но в душе светлой юности след…
Постарели… – мы ж люди, не боги,
Да и сколько уж минуло лет!..
 
Листья в вальсе закружатся с нами,
Ветер спутает пряди волос…
И на миг возвратит меня память
В Ленский парк  золотистых берёз.
 
Галина ЛУЧИНА,
2013.

МОЙ ГОРОД ЛЕНСК

Есть Волжск на Волге поэтичной,
На Енисее – Енисейск,
Поэтому вполне логично,
Что есть на Лене город Ленск.

Возник он как станок почтовый.
Здесь ямщики – крестьянский род –
Растили хлеб – всему основу,
Гоняли почту круглый год.

В большой губернии Иркутской
Рождалась родина моя.
Брала от станции Мухтуйской
Своё начало Мухтуя.

Здесь жили ссыльные дворяне,
И их считал простой народ,
Купцы, чиновники, мещане
Законодателями мод.

Крестьяне здесь кадриль водили,
Приезжих повергая в транс,
А по дорогам в клубах пыли
Роскошный ездил дилижанс.

По воскресеньям утром сонным
Будила Мухтуя сельчан –
Церковным колокольным звоном
Звала на службу прихожан.

С тех пор воды в ленивой Лене
Немало в Лету утекло.
Немало славных поколений
Сместило на погост село.

Царя сменили Ленин, Сталин,
Хрущёв и прочие вожди,
Что красным цветом пропитали
И флаги наши, и пути.

Куда-то звали нас «мессии»,
Куда-то нас судьба звала.
Лишь в храм святой по всей России
Не звали нас колокола.

Всё в прошлом…
К Господу с поклоном
Вернулась Родина моя.
Церковным колокольным звоном
Вновь напиталась Мухтуя.

Заря над Леной манит блеском.
Осталась в прошлом старина.
А Мухтуя давно уж Ленском
И городом наречена.

Неважно! Суть осталась прежней.
Ленск – не отрезанный ломоть.
Мой город – старый, добрый, грешный,
Родной! Храни тебя Господь!

Сергей МОСКВИТИН,
7 июля 2013.

* * *

В Ленском парке снова праздник:
Все дорожки и пути
Занесло из листьев разных
Ярким, пёстрым конфетти.

Вновь таёжные флейтистки
Воспевают листопад,
А берёзки, как нудистки,
Обнажённые стоят.

Рыжий коврик из хвоинок
Стелют лиственницы мне.
Стаи облачных перинок
Проплывают в вышине.

Лес торжественный, лучистый,
В блёстках с головы до пят,
Ждёт на праздник голосистый.
Пригласительные – листья –
Прямо в руки мне летят…

Сергей МОСКВИТИН,
30 сентября 2013.

МУХТУЙКА

Первый снег запорошила хвоя,
Он от этой хвои порыжел.
Лес пропитан негой и покоем,
Весь передо мною в неглиже.

Мох подмёрз, похрустывают кочки.
Я вдыхаю воздух грудью всей.
Прелый запах, пряные листочки –
Как подарок родины моей.

Краснотала огненные жилы
Тянутся к душе моей с куста.
Вы меня к себе приворожили,
Милые мухтуйские места.

Вы меня к себе приколдовали
И вплелись в мою навеки жизнь,
И теперь, Мухтуйка, я едва ли
Без тебя сумею обойтись.

Сергей МОСКВИТИН,
12 октября 2013.

НАТЮРМОРТ

На снегу – ковёр из жёлтой хвои,
А под ним – зелёный мёрзлый мох.
Всё такое близкое, родное –
То, к чему я всей душой присох.

Вот, как чудо, на лесной дорожке
Розовый осиновый листок
На своей изысканной ладошке
Капельки прозрачные сберёг.

Сергей МОСКВИТИН,
12 октября 2013.

ПЛАЧ ПО ДЕРЕВЯННОЙ МУХТУЕ

Ты была когда-то деревянной,
Родина заветная моя.
Петушиным криком утром ранним
Ты крестьян будила, Мухтуя.

Образ твой, совсем ещё не старый,
Старожилы в сердце берегут:
С деревянным скрипом тротуары,
Тихих сельских улочек уют.

На Большой – степенный, величавый,
В деревянных кружевах до пят,
Дом Мухтуйской волостной управы
И домов скромнее целый ряд.

Деловито бегали лошадки,
Ямщики сновали у реки.
Резво детвора играла в прятки,
В салочки, лапту и городки.

В центре – украшение селенья:
Деревянный храмовый чертог,
Что молитвой, службами и бденьем
Веру православную берёг…

Как старушка, уменьшаясь в росте,
Сквозь эпохи прошагала ты,
На замшелом стареньком погосте
Множа деревянные кресты.

Образ прежний берегла от тлена,
Но, увы, не сберегла от зла:
То, что не снесла водою Лена,
Злая воля в Лету унесла.

Дом когда-то волостной управы
Опустел, оставшись не у дел;
Отдан был подросткам на забаву,
И его пожар однажды съел.

Храм был клубом,
Где кино крутили,
Где по вечерам стоял галдёж:
Состязалась в ловкости и силе,
Танцевала, пела молодёжь.

В наше время занимались дети –
Клуб спортсменов юных приютил.
Возрожденье веры с нами встретил
Главный наш мухтуйский старожил.

Сколько видел, если вглубь всмотреться,
Этот сруб на жизненном пути!
Но чиновник без души и сердца
Дал команду бывший храм снести.

Даже гастарбайтеры вздыхали,
Разрезая эту старину…
И лишь небо хмурилось в печали
И встречало смерть. Ещё одну.

Два-три дома только и осталось
От тебя, родная Мухтуя.
Как бы нам спасти такую малость,
Чтоб ещё жила
Душа твоя?!

Сергей МОСКВИТИН,
8 мая 2014.

СВИДАНИЕ С МУХТУЙКОЙ

Здравствуй, милая!..
Мне не сидится.
И не спится порой до утра…
Я пришёл к тебе, чтоб вдохновиться,
Прокоптиться дымком у костра,

Чай испить из воды родниковой,
Где заварен брусничника лист,
Чтоб впитались в меня, как основа,
Этот лес, птичий гомон и свист,

Этот берег крутой с буреломом,
Эти струйки с хрустальным ледком,
И таёжные эти хоромы,
Где, как стены, деревья рядком.

И замшелые эти мосточки
Из упавших еловых стволов,
И осенней осины листочки,
Ржавых лиственниц рыжий покров…

Отражаются в водах зеркально
Стылый лес и белёсая высь.
Отражаются исповедально
Годы детства и вся моя жизнь.

Каждодневно текут эти струйки –
Ностальгией струятся в крови.
Я пришёл к тебе снова, Мухтуйка,
Чтоб признаться в сыновней любви…

Сергей МОСКВИТИН,
4 октября 2014.