Добровольный помощник

Нормативно-правовые акты

Административные регламенты

Интернет-приёмная главы города Хоронова

Центр поддержки предпринимательства

ГКУ РС (Я) «Центр поддержки предпринимательства РС(Я)»

 

Адрес Районного Обособленного подразделения Центра:  
г. Ленск, ул. Ленина,65, каб.101

Руководитель: Глуходед Елена Валерьевна

Конт. тел.: 89248737745, 4-21-84

Электронный адрес подразделения в г.Ленск: 
aucpp_lensk@b14.ru

Бесплатные услуги:

консультации для предпринимателей и для лиц, желающих открыть собственное дело (по вопросам ведения бизнеса, мерам государственной поддержки, бухгалтерского учета, налогообложения, регистрационным и правовым вопросам);

бизнес-планы (электронная рассылка шаблонов бизнес-планов, консультация по составлению и доработке бизнес-планов);

субсидирование части затрат предпринимателей на конкурсной основе (производственные расходы, народно-художественные промыслы, приобретение оборудования, лизинг, уход и присмотр за детьми, социальное предпринимательство).

УЗНАЙ О ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВЕ В ЯКУТИИ!

Заходи на Портал малого и среднего предпринимательства Республики Саха (Якутия) - www.portal.b14.ru

или звони на 8-800-100-58-80 (звонок бесплатный)

 

 

Государственная услуга по направлению уведомлений о начале осуществления предпринимательской деятельности
представляется также в электронном виде на Портале государственных услуг РФ

Сельский бизнес по наследству

Когда я писала заголовок статьи, сразу поставила перед собой два вопроса: Можно ли назвать фермеров бизнесменами? и Есть ли будущее у этой отрасли? А будущее, как водится, у нас в детях – будут ли дети продолжать дело отцов. О большом семейном деле семьи Барамыгиных пойдёт речь в моём материале, (в целом это касается всех фермеров, занимающихся сельским хозяйством – этим издревле нелёгким, но на протяжении многих веков остающимся популярным делом в России).

Барамыгины 

Когда я решила написать о сельхозпроизводителях Барамыгиных, меня сразу предупредили в управлении сельского хозяйства, что плантации у семьи находятся в Хамре, но зимой они проживают в Ленске, и я могу напрямую встретиться и побеседовать с ними, а не прибегать для интервью к помощи современного способа связи – мобильного телефона. К тому же именно этим видом телефонной связи мне воспользоваться всё равно бы не удалось, так как в Хамре её попросту нет, а стационарные телефоны у нас давно уже не популярны, и никто ведь не сидит возле них и не ждёт звонков, особенно селяне в самый разгар уборочной кампании. В общем, отправиться на встречу с молодыми фермерами и побеседовать лично я была рада. Подойдя к дому по указанному адресу, я сразу отметила, что чувствуется крепкая рука хозяина. Недавно выстроенное двухэтажное здание ещё пахло свежей древесиной. Глава семейства хозяйничал во дворе, дома меня ждала жена Юлия. Как водится в фермерских семьях, а я уже не раз имела опыт общения с представителями этой отрасли, на интервью, как правило, соглашаются хозяйки. Другого я и не ожидала, поэтому, когда к нашему разговору присоединился глава семейства, удивилась, меня заинтересовали его рассуждения. Мужчины-фермеры обычно люди неразговорчивые, малообщительные, привыкшие делом добиваться успеха и показывать, на что они способны. Как выяснилось, у семьи Барамыгиных трое детей. И возраст у всех небольшой. Старшей дочке Валерии – 10 лет, она ученица 4 класса школы № 1, среднему сыну Степану 2 года, а младшему Максиму всего 5 месяцев. Как супруги справляются с хозяйством, мне стало ещё более интересно, учитывая, что жить им приходится на два дома.

– А выхода не было другого. Дочке надо было идти в первый класс (в Хамре школы нет), пришлось перебираться в город. Так и живём теперь на два дома. Там дом построили, здесь буквально недавно. Хорошо ещё родители в Хамре живут – и мои, и супруга, присматривают за хозяйством. А так мы ездим на каждые выходные, во время школьных каникул и на всё лето туда уезжаем , – поделилась хозяйка.

Юлия рассказала, что хозяйство на себя они с мужем зарегистрировали в 2011 году, ранее этим делом занимались родители супруга. Хозяйство всегда пользовалось популярностью в районе и было на слуху. Родители занимались фермерством с 1996 года, но старшим Барамыгиным – Петру Валентиновичу и Валентине Васильевне по возрасту стало не по силам содержать большие плантации овощей и табун лошадей.

Как сообщил позже присоединившийся к беседе супруг, на тот момент молодые Барамыгины проживали в Ленске, но отец и мать поставили их перед фактом: либо забираете хозяйство, либо мы всё бросаем. Продавать некому, желающие развивать сельхозпроизводство в очередь не выстраиваются, тем более в таком небольшом селе, как Хамра. Вот и пришлось молодым супругам Барамыг иным встать во главе хозяйства.

У супругов Барамыгиных

35 га под картофель, что приносит в среднем 350 тонн урожая,

1 га моркови – 22 тонны,

1 га свёклы – 16 тонн;

80 голов лошадей.

Одно время площади под картофель доходили до 50 га, но из-за проблемы со сбытом продукции пришлось их сократить. У ста рших Барамыгиных площади были не такие большие, но Юлии в наследство от своих тоже достались земли. Её родители – Андрей Валентинович и Венера Владимировна Плакутины тоже занимались выращиванием картофеля, но не в таких объёмах.

– На протяжении 10 лет мы сотрудничали с АЛРОСА-торгом, но сейчас предприятие стало дочерним, с руководством в Москве, и правила закупки изменились. Но в прошлом году мы выиграли тендер, уже подали заявку, ждём результатов, – рассказывает Юлия.

На совещании с руководством района и сельхозпроизводителями, которое прошло не так давно в администрации района, представители АЛРОСА-торг сообщили, что теперь заявки можно будет подавать в упрощённой форме без торговых интернет-площадок, и это решение чета Барамыгиных отметила как положительное. Также Юлия рассказала, что было бы намного удобнее, если бы АЛРОСА-торг заключили договор с районной администрацией, а та уже в свою очередь скупала сельхозпродукцию у фермеров.

Что касается лошадей – тут всё ещё сложнее. Единственный доход у владельцев табунов – продажа жеребятины. Но есть одно большое НО, мясо жеребятины путают с далеко не отличающейся вкусовым превосходством кониной, и оно, как правило, не пользуется популярностью. К тому же, к примеру, для детского питания в образовательные учреждения жеребятину не закупают. Что касается субсидии, да, на одну голову кобылы полагается 1400 с небольшим рублей, эта стоимость возросла (раньше была около 800 рублей).Только заготовка сена обходится хозяевам дороже, чем сумма субсидии, полученная за поголовье.

– Лошадей мы держим, потому что просто жалко забивать. У отца было стадо, часть он продал, а часть осталась. Так и держим, – рассказывает Максим.

Максим поделился секретами заготовки мяса жеребятины. Оказывается, забивать скотину надо в 7-8-месячном возрасте и ничуть не позже. 1,52-годовалые жеребцы уже не годятся, у них мясо уже настоящая конина.

Как подметил глава семейства, сегодня реализовывать местную мясную продукцию совершенно не выгодно. Она не пользуется таким спросом, как раньше.

– Вы заметили, как сейчас питаются люди? Покупатели же берут в магазинах то, что подешевле – они вынуждены это покупать, потому что их поставили в такие рамки: зарплаты небольшие, со всех сторон давят различного рода платежи – коммунальные, налоги за жильё, машины, оплата в детские сады, питание детям в школу и так далее. И получается, что приходится экономить на самом главном – на своём здоровье, на еде. Сегодня большинство ленчан питаются привезённым непонятно откуда мясом, полуфабрикатами, продуктами с различными добавками. У меня много знакомых, кто держит скотину. И если раньше говядину и свинину расхватывали, не успеешь забить, то теперь с трудом реализуют, хотя способы распространения информации сейчас быстрее. Сегодня могут себе позволить закупать натуральное мясо только люди состоятельные. Хотя цена ведь у него невысокая. Взять жеребятину, в Якутске она стоит 1000 рублей за килограмм, а в Ленске 400-450 рублей, наравне с магазинской говядиной, поделился своими наблюдениями Максим.

Субсидии из республиканского бюджета выделяются и на посадочные площади, только почему-то сейчас супруги Барамыгины получают более чем в два раза меньше, нежели их родители в своё время.

– Субсидии не такие и большие. Все говорят: «Ой, вы там миллионы получаете!». Нет, миллионы мы не получаем. Мы получаем 1400 на одну голову (у нас 52 кобылы), а субсидия идёт только на кобылу. И на картофель 19 с небольшим тысяч за гектар, а на овощи за наших два гектара – 24 с копейками. Раньше, когда родители работали, у них было за гектар 42 тысячи, а мы так вот попали, что всё уменьшилось (смеётся), – развеивает Юлия миф о «золотых» гектарах.

Раньше Максим и Юлия пытались выращивать и капусту, но отказались. Это более трудозатратное дело.

– Помню беременной пришлось очень сложно. Сначала посади капусту, потом пропикируй, порхай всё лето над ней, как над младенцем. У нас два года назад всё червячки поели. Мы гектар посадили, и чуть-чуть удалось спасти. Так расстроились, столько слёз было, и я мужу сказала, что больше не буду заниматься капустой, – рассказывает Юлия.

Планов об увеличении посевных площадей у молодых фермеров нет. И даже не потому, что тяжело, а потому что нет гарантии, что их продукция будет востребована. Да и финансировать этот бизнес – задача не из лёгких. Один комбайн с завода стоит 5-6 миллионов, поэтому приходится приобретать с рук. Несколько раз семья пыталась участвовать в конкурсах на получение грантов, не один бизнес-план написан, но пока безуспешно. Единственное подспорье – помощь со стороны фонда предпринимательства. С техническим развитием фермерство тоже преуспело, но не у всех. Много лет Барамыгины садили и копали картофель вручную. Для этого надо было большое количество рабочих рук.

– Приходилось привозить в Хамру людей, потом назад вывозить. Это затратно. Но в 2017 году мы приобрели картофелекомбайн, через фонд предпринимательства взяли кредит в 1,5 миллиона. Приходилось платить, конечно, по 85 тысяч в месяц, но ничего, он себя оправдал. Если с января по весну ещё не так сложно приходилось, пока реализация продукции шла, то летом тяжело было, но ничего, справились. Зато рады теперь очень такому приобретению (улыбается). Раньше надо было около 30 человек, а сейчас всего троих – комбайн значительно сократил затраты. В 2003 году мы ещё приобрели с помощью фонда предпринимательства трактор МТЗ. Спасибо им большое, конечно, за поддержку, рассказывает Юлия.

Как рассказали в управлении сельского хозяйства, именно ИП «Барамыгина» – один из самых крупных заготовителей картофеля в Ленском районе.

– У них самая большая площадь картофеля – 35 гектаров, а также 2 гектара моркови и свёклы, поголовье лошадей. Недавно приобрели картофелеуборочные комбайны. Хочется отметить, что это крепкое хозяйство, побольше бы району таких молодых заинтересованных людей. Они заменили родителей, причём начинали с 5 гектаров картофеля, а довели до 35-ти. Семья молодая, с тремя детьми, а в Хамре нет школы, поэтому на зиму переезжают в город. Так и получается, что молодым людям нет возможности развивать фермерство на селе, если там нет перспективы для жизни, а пожилым уже не в силах, – рассказала главный агроном службы земледелия в Ленском районе Светлана Тарасова.

А до Хамры ни мало ни много – 80 километров. Как отметили супруги Барамыгины, была бы там школа, жили бы в Хамре. Сейчас главе семейства бóльшую часть года приходится проводить в разлуке с семьёй. Но свободное от учёбы в школе время они стараются проводить вместе на своих сельхозугодьях. Труд фермера тяжёлый, ежедневный. Даже имея неплохой достаток, найти время для отдыха и выбраться всей семьёй куда-нибудь на море не представляется возможным, – подмечает Максим.

– Если в Нюе, в перспективе обустроиться и жить (там есть школа, детский сад), можно построить дом, заниматься хозяйством, не надо разрываться на две части, как получается у нас. В Хамре нет центрального отопления и электрокотёл не установишь, это не город. Там нужно постоянно содержать человека, который будет отапливать дом. Когда мы перебрались в Ленск, сразу решили, что нам необходимо построить свой дом, где-то недалеко от реки и от школы, и выбор пал на Мухтую. Нам здесь нравится, хотя и трудно жить на два дома, – рассказывает глава семейства.

Но фермеры – народ выносливый, трудностей они не боятся, иначе бы изначально не брались за это дело, да и воспитаны они так – по-другому уже не могут. Но вот на мой вопрос, хотели бы, чтобы дети продолжили их дело, оба супруга ответили отрицательно. Если раньше, как рассказывает Юлия, муж хотел передать хозяйство сыну, то теперь сам отказывается от этой идеи. Хотя вложенный труд не одного поколения Барамыгиных жалко. Но родители всегда хотят лучшего для своих детей. А сельскохозяйственный бизнес, видимо, не самое лучшее занятие в России. Им, фермерам, виднее.

– Сейчас мы детей, конечно, привлекаем к сельхозработам, но старшая дочка не хочет продолжать наше дело. Не знаю, может, сыновья подрастут, и у них появится желание. Но тяжело это, конечно. Подъём в 6 утра и – вперёд, на поле, особенно во время копки картофеля, – поделилась Юлия.

– Знаете, мы вот сами никогда на «дядю» чужого не работали, даже когда ещё не начинали заниматься сельским хозяйством, жили с супругой в городе. Мы привыкшие сами на себя работать. Раньше перевозками грузовыми занимались. Но есть и обратная сторона медали. С одной стороны, ты сам себе хозяин, с другой, мы не свободны от своего дела. Здесь нельзя бросить всё и уехать. И думаешь – так бы детей отдохнуть куда-то свозить, а едем на поля в село. И тут голова круглогодично о чём-то болит. Опять же есть люди, которых тоже надо обеспечить. Ты сам себе хозяин, но это не значит, что можешь делать что хочешь или не делать – у тебя есть ответственность и перед своей семьёй, и перед работниками, –поделился своими выводами глава семейства.

Сколько их – таких маленьких сёл в республике и в стране в целом, разрушенных и разграбленных после развала Советского Союза, с закрытием совхозов, лишившихся жизни. А ведь такие советские хозяйства были для сельской местности фундаментальной основой уклада жизни селян, залогом благополучия, перспективной направляющей развития села. Сегодня со всех политических трибун мы слышим о том, что необходимо поддерживать сельское хозяйство, о том, что необходимо развивать производство местной продукции, чтобы не зависеть от импорта. Но сотни тысяч небольших хозяйств, владельцы которых, подобно семье Барамыгиных, ежедневно борются не с конкуренцией, а просто за возможность существования в современных условиях. Вот он ответ на поверхности есть ли будущее у сельхозпроизводителей, достаточно ли оказываемой поддержки со стороны власти? И если открыть статьи расходов бюджета, то на сельское хозяйство в федеральной казне заложено всего 2% финансирования, тогда как в советское время на эту отрасль шло 40% - выводы можно сделать самостоятельно.

Газета «Ленский вестник»

Добавить комментарий

Читайте также: